Тезисы

   

Тезисы – электронное приложение.

 

Россия в XXI веке: глобальные вызовы, риски и решения: материалы международного научно-практического форума «Россия в ХХI веке: глобальные вызовы, риски и решения», РАН, 2019 г. / Под общей ред. ак. РАН М.Ч. Залиханова, проф. МНЭПУ С.А. Степанова; ред. и сост. Г.Р. Исакова, С.А. Степанов. – М.:Изд-во МНЭПУ, 2019.713с. С электрон. приложен.-70с..

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

электронного приложения

Аброськин П.Н., Аброськина Ю.Н. ФОРМИРОВАНИЕ ДЕСТРУКТИВНОЙ УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ МОТИВАЦИИ В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКЕ И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВЕ ………………………………………………………………………………………………………..3

Вангаева Ф.М. АЛЬТЕРНАТИВНОЕ ИСКУССТВО: ЗА И ПРОТИВ…………………………..6

Гиреева Х.А. ПРОБЛЕМА СЕМЕЙНЫХ ЦЕННОСТЕЙ НА ВЗГЛЯД СОВРЕМННОЙ МОЛОДЕЖИ……….………………………………………………………………………………..............9

Дворянскова Г.П.  РЕГИОНАЛЬНЫЙ ОПЫТ АДАПТАЦИЯ ДЕТЕЙ  ИЗ НЕБЛАГОПОЛУЧНЫХ СЕМЕЙ ПОСРЕДСТВОМ ИННОВАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ КАК ФАКТОР СОЦИАЛЬНОГО БЛАГОПОЛУЧИЯ ОБЩЕСТВА: РЕГИОНАЛЬНЫЙ ОПЫТ………………...10

Джура С.Г., Чурсинов В.И., Якимишина В.В. СТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ РОССИИ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ МЕТАНАУК……………………………………………………………………………16

Евстафьева Н.С. ФОРМИРОВАНИЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ ОБУЧАЮЩИХСЯ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ТЕХНОЛОГИИ ПРОЕКТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В УСЛОВИЯХ РЕАЛИЗАЦИИ ФГОС…….………………………………………………………………………….20

Жердев Е.В.  РОЛЬ МЕТАФОРЫ В ЭТНОКУЛЬТУРНОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ…………..22

Кашлев С.С.,Гришаева Ю.М., Вишневская К.В. СОДЕРЖАНИЕ И СТРУКТУРА ЭКОЛОГО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СРЕДЫ ОРГАНИЗАЦИЙ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ДЕТЕЙ И МОЛОДЁЖИ…………………………………………………………………………..26

КонюховаТ.В.,   Конюхова Е.Т. РЕПРЕЗЕНТЦИЯ ПРОФИЛЯ СОЦИАЛЬНО-БЛАГОПОЛУЧНОГО РОССИЯНИНА ГЛАЗАМИ СТУДЕНТОВ……………………………………………...29

Мурашкин И.С. Решетова М. В. АКСИОЛОГИЯ КУЛЬТУРЫ ГОРОДСКОГО ПРАЗДНИКА: ПРОБЛЕМА ИДЕНТИФИКАЦИИ (НА ПРИМЕРЕ ТЕКСТИЛЬНОГО ДЕКОРА)…………..32

Навка И.П. КЛАССИЧЕСКИЙ ЦУГЦВАНГ: ТУПИК ИЛИ ДИЛЕММА?...............................34

Нестерова А.А.  МОДЕЛЬ ЭКОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПЕДАГОГА………………………………………………………………………………………………37

Оганян Т.Б. ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ВЫЗОВЫ И РИСКИ ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ МОЛОДЁЖИ В ВЕК ГЛОБАЛИЗАЦИИ…………………………………………..……………40

Полякова М.А. ПРОИЗВОДСТВЕННАЯ ПРАКТИКА КАК КОМПОНЕНТ ГЛОБАЛИЗАЦИИ ОБРАЗОВАНИЯ…………………………………………………………………………………..42

Полякова О.Б. ПРЕДПОСЫЛКИ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ДЕФОРМАЦИЙ СТУДЕНТОВ КАК РИСКИ ПРОФЕССИОНАЛИЗАЦИИ БУДУЩИХ СПЕЦИАЛИСТОВ……….………..44

Решетова М. В.ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ДИЗАЙН КАК АНТИКРИЗИСНЫЙ ИНСТРУМЕНТАРИЙ МЕЖДУНАРОДНОЙ ГАРМОНИЗАЦИИ (НА ПРИМЕРЕ ВЫСТАВОЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ)…………………………………………………………………...………………………..48

Сагайда Н.К., НикулинаА.С.   ПОИСК НОВЫХ  МОДЕЛЕЙ  ЖИЗНЕУСТРОЙСТВА В РОССИИ…………………………………………………………………………………………............51

Тарамова М.С. ПОНЯТИЕ «СОВЕСТЬ» КАК ФЕНОМЕН В ИСТОРИИ ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ И СОВРЕМЕННОСТЬ……………………………………………………………….…54

Усачев А.В. ДУХ И МАШИНА В ФИЛОСОФИИ Н.А. БЕРДЯЕВА……………………….….57

Усачева И.Н.ФОРМИРОВАНИЕ ОСНОВ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В ВЫСШЕМ ОБРАЗОВАНИИ……………………………………………..……………………………..58

Чернова Т.В. ФОРМИРОВАНИЕ ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОЙ ВОСПИТАННОСТИ МОЛОДЕЖИ В ПОЛИКУЛЬТУРНОЙ СРЕДЕ  ПОВОЛЖСКОГО РЕГИОНА…………..………61

Баканова А.С. ИНФОРМАЦИОННАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОГО СОПЕРНИЧЕСТВА В УСЛОВИЯХ КРИЗИСА ЗАПАДНОЦЕНТРИЧНОГО МИРОПОРЯДКА ……………………………....64

Ильина Ю.И. АФРО-АРАБСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ …………..………………………………………………………..66

Кудашова Н.Н. РОЛЬ КОММУНИКАЦИИ И КОММУНИКАТИВНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В СОВРЕМЕННОМ ГЛОБАЛЬНОМ МИРЕ ……………...76

 

УДК 338.22.01

 

формирование деструктивной управленческой мотивации

в экономической политике и предпринимательстве

 

П.Н. Аброськин

РУТ (МИИТ), Москва, Россия

apnjn@mail.ru

 

Federal State Institution of Higher Education «Russian University of Transport», Moscow, Russia

 

Ю.Н. Аброськина

ИАТЭ НИЯУ МИФИ, Обнинск, Россия

apnjn@mail.ru

 

Obninsk Institute for Nuclear Power Engineering, Obninsk, Russia

 

Аннотация: Показан генезис доминирующей в настоящее время деструктивной управленческой мотивации в экономической политике, предпринимательстве, трудовых отношениях и политике. Раскрыта логическая связь особенностей управления экономикой в советский период и формирования современных управленческих подходов. Рассмотрена фактическая картина мотивации руководителей и предпринимателей в различных отраслях.

Ключевые слова: Деструктивная управленческая мотивация, экономическая политика, предпринимательство, трудовые отношения, конструктивно-профессиональная мотивация, деструктивная мотивация обогащения, мотивация личной экономический свободы.

Abstract: The Genesis of the currently dominant destructive managerial motivation in economic policy, entrepreneurship, labor relations and politics is shown. The logical connection between the features of economic management in the Soviet period and the formation of modern management approaches is revealed. The actual picture of motivation of managers and entrepreneurs in various industries is considered.

Key words: Destructive management motivation, economic policy, entrepreneurship, labor relations, constructive and professional motivation, destructive motivation of enrichment, motivation of personal economic freedom.

 

Очевидные отрицательные социально-экономические результаты тридцатилетних рыночных реформ, затянувшийся с 2014 года экономический и уже переходящий в политический кризис являются результатом явно неадекватной экономической политики. Она, в свою, очередь, является результатом устойчиво доминирующей управленческой мотивации в формировании экономической политики, у значительной части бизнеса. В управлении экономикой деструктивная мотивация доминирует в трудовых отношениях. На поверхность общественных отношений она вырывается в виде уничижительных и хамских по отношению к трудящимся публичных высказываний представителей власти, вызывающих большой общественный резонанс. Резко и значительно усилился общественный запрос на справедливость, прежде всего, экономическую. Это вызывает социально-экономическое и психологическое общественное напряжение на фоне муссируемого властями, в Интернете и СМИ эталона успешности – сочетания быстрого создания богатства и трансформации его в избыточный комфорт, зарубежные активы и власть.

Смысл деструктивной управленческой мотивации состоит в экономических принципах:

- высокой маржинальности, основанной на неадекватно высокой рентабельности и (или) оборачиваемости, предпочитается сочетание и того и другого, но такая деятельность встречается редко (из-за этого промышленная и аграрная экономические политики являются номинальными, а для финансовой поддержки производственных и транспортных проектов требуется нереальная для них рентабельность – более 18 – 20%, даже ставка дисконтирования выбирается преимущественно на основе доходности по финансовым активам – Фонд развития промышленности (ФРП) при Минпромторге России);

- быстрой окупаемости проектов или иной деятельности (из-за этого, в частности, даже в промышленности с ее сроками окупаемости проектов в десять и более лет ФРП при Минпромторге России готов льготно кредитовать проекты развития и технического перевооружения не более, чем на пять лет – это экономический нонсенс в развитом мире);

- ориентации на неэластичный по цене спрос или создание такового в основном путем административной и уголовной монополизации рынка, особенно ярко это проявляется на отраслевом, региональном и местном уровнях;

-  предпочтения бизнеса, построенного на изворотливости, хитрости, цинизме, а не на конструктивной планомерной работе и, соответственно, недалекого горизонта планирования;

- демонстративного потребления (представляемого через соцсети и СМИ) как образа жизни с демонстрацией социального превосходства и откровенного пренебрежения общественными интересами – явным проявлением этого является оффшоризация экономики.

Поэтому существующая экономическая политика, связанная с созданием искусственного дефицита и удорожания денег, монополизации рынков с использованием административного ресурса, предпочтение сырьевой экономической модели и рентно- и торгово-ориентированных видов бизнеса является весьма органичной в сегодняшней России. От нее по правящий класс не откажется [1]. Исследования, в том числе и ранее проведенные [2], подтверждают эти положения – рис. 1.

Генезис деструктивной экономико-управленческой мотивации в РФ восходит к середине прошлого века. В эпоху социализма критерием экономической успешности являлась профессиональная и личностная реализация, рождение и воспитание детей, семейное счастье – наиболее важные социально-экономические проблемы семьи (жилье, дошкольное воспитание, образование, здравоохранение, трудоустройство и достойный доход, организация досуга) успешно решались государством, общественными организациями и предприятиями. В этом смысле будущее представлялось стабильным и развитие человека больше лежало в плоскости активизации способностей в профессиональной области, в спорте, искусстве и т.д. Такой подход характерен для стран с очень высоким уровнем социально-экономического развития и экономической обеспеченности. Это же характерно и для США: так называемая американская мечта – это не достижение наибольшего уровня богатства и потребления, а максимальная самореализация, в первую очередь, профессиональная, с которой приходит и материальное благополучие [2].

В рассмотренной концепции успешности не заложен социальный и личный экономический стресс – материальное благополучие, необходимое для полного создания, поддержания и восстановления рабочей силы, воспроизводства населения достигается обычной профессиональной деятельностью. Эта модель и является гармоничной с точки зрения человека: известно, что только 7% населения обладают предпринимательскими качествами в полном объеме, а остальные их не имеют или наделены частично.  Но именно для этих 93% в развитых странах, включая и СССР в свое время, гарантируется личная экономическая успешность, что обеспечивает социально-экономическое спокойствие общества. Однако в нашей стране во второй половине 1950 – первой половине 1980-е гг. были заложены основы противоречия между описанной выше моделью и реальностью. Государственная плановая экономика может гарантировать экономическую успешность всем только при высоких темпах роста. В сталинскую эпоху это осознавалось. Предпринимательские таланты указанных выше 7% населения канализировались в двух направлениях. Во-первых, эти люди становились у руля огромного количества новых предприятий и организаций. Во-вторых, для тех, кому было совсем тесно в рамках системы, существовала мощная сеть фактически частных предприятий – кооперативов (не считая колхозов) Этот советский малый бизнес создавал в 1930-е – первой половине 1950-х гг. около 12% совокупного общественного продукта [4].

В дальнейшем с ликвидацией уже в хрущевскую и брежневскую эпохи кооперативов активность людей с предпринимательскими качествами могла канализироваться только в государственной сфере развития промышленного и сельского хозяйства. Начался рост нелегального сектора экономики. В 1970-1980-е гг. с замедлением экономического роста и гипертрофированным перекосом экономики в сторону ВПК и производства средств производства движение социальных лифтов для предпринимательски настроенных людей почти остановилось. Дефицит потребительских товаров также сыграл злую шутку: ценность обычных необходимых для достойной комфортной жизни вещей возросла несоразмерно их потребительной стоимости. Поэтому критерием экономической успешности стал не только и не столько профессиональный и личностный рост, сколько несвойственная большинству людей изворотливость – так называемое умение жить, сопровождавшееся безудержным потреблением сверх того, что можно потребить физически. Но это входило в противоречие не столько с советской моралью, сколько с самой сущностью человека, что хорошо продемонстрировано в киноискусстве. Советские фильмы, созданные в 1980-е годы «Время желаний», «Профессия – следователь», новый американский фильм «Волк в Уолл-стрит» очень популярны, так как показали деструктивную сущность экономического успеха, основанного на быстрой и легкой наживе в сочетании с разнузданным потребительством. В результате такой политики у нас сложился к 1990-м гг. нелегальный частный сектор со своими деструктивными представлениями об экономической успешности. Из-за этого бизнес стал не столько средством свободной самореализации, сколько инструментом создания экономической успешности, основанной именно на потреблении [2, 3].

Это подтверждается результатами исследования структуры предпринимательских интересов – они стали паразитическими.  (Исследования проведены по северо-западу Калужской области (Обнинск, Малоярославецкий, Боровский районы), где в г. Обнинске проживают авторы. Сейчас этот регион – лидер инвестиционного развития в РФ).

 

Рис. 1. Структура мотиваций собственников бизнеса и наемных руководителей на северо-западе Калужской области (Источник – исследования авторов по выборке из 50 респондентов)

 

Видно, что лейтмотивом бизнеса и госуправления становится деструктивная мотивация, которая и формирует специфическое финансовое мышление. Оно органично вписывается в экономическую модель, настойчиво реализуемую Президентом Правительством России. Экономический кризис существенно усилил негативную мотивацию. Ее доминирование насаждается и на мировоззренческом уровне для населения, вытесняя творчески-конструктивную [5].

Смена деструктивной управленческой мотивации возможна со сменой экономической парадигмы на производственно-конструктивную. Ее идеология достаточно подробно раскрыта в программных материалах и документах Московского экономического форума, Партии дела, работах академика РАН С.Ю. Глазьева, д.э.н. М.Г. Делягина и др. 

 

Литература:

1. Аброськин П.Н., Аброськина Ю.Н. Проблема сбалансированной стоимости рабочей силы / Региональные экономические аспекты управления трудовыми ресурсами: коллективная монография / колл. авторов. -Москва: РУСАЙНС, 2017. - С. 97 - 118.

2 Аброськин П.Н. Проблема личной экономической успешности как элемент успешности общества / Успешность развития социально-экономических систем и государственная политика и управление. Материалы Всероссийской научно-общественной конференции. Москва, 28 ноября 2014 г. М.: Наука и политика, 2015. - С. 490 – 494. – Также на сайте: http://rusrand.ru/library/reports/conference/uspeshnost-razvitija-sotsialnyh-sistem-i-gosudarstvennaja-politika-i-upravlenie.

3. Аброськин П.Н. Маркетинговые и корпоративно-управленческие механизмы социально-экономического паразитирования / Глобальный социальный паразитизм (к 100-летию Федеральной резервной системы США). Материалы Международной научно-общественной конференции, Москва, 19 декабря 2013 г. М.: Наука и политика, 2014. - С. 128–132. – Также на сайте: http://rusrand.ru/library/reports/conference/globalnyy-socialnyy-parazitizm/

4. Катасонов В.Ю. Экономика Сталина. - М.: Институт русской цивилизации, 2014. - 416 с.

5. Колодочкин М. Алферов и светские львицы // За рулем [Электронный ресурс] Режим доступа: https://www.zr.ru/content/blogs/916527-alferov-i-svetskie-lvitsy/ (дата обращения 08.05.2019).

 

УДК

 

АЛЬТЕРНАТИВНОе ИСКУСТВо: за и против

 

Ф. М. Вангаева

Россия, Грозный, Института филологии, истории и права Чеченский государственный педагогический университет

fatymprizrak@gmail.com

 

Научн. рук.: Л. М. Исмаилова

Россия, Грозный, Чеченский государственный педагогический университет

 

Аннотация: рассматриваемая в статье тема имеет живую актуальность в современной культуре и особенно в изобразительном искусстве, понятие «иного» – предмет споров, однако до сих пор единой теории по альтернативе нет.

Ключевые слова: альтернативное искусство, альтернатива, контркультура, современное искусство.

 

Когда речь заходит об альтернативном искусстве, русский интернет неожиданно пустеет. И дело вовсе не в скудности произведений, материала для исследования, а как раз-таки в отсутствии всеобъемлющего широкого обзора на явление, предвзятость и вкусовщина как со стороны противников, так и со стороны защитников альтерискусства. Огромные архивы художников и на их фоне довольно малое количество картин других творческих направлений, а также обилие произведений самых различных поджанров, разного уровня и качества, страх перед социальным порицанием или наоборот жажда наживы – все это сообщество современного альтернативного искусства. И оно, к глубочайшему сожалению, мало освещено в русском сегменте.

Об альтернативном искусстве чаще говорят, как о поводе поудивляться, посмеяться, пообсуждать на что же похож мазок краски на белом холсте и что он призван олицетворять. Мало кто задумывается глубже, еще меньше людей пытается выдвинуть общую теорию альтернативного искусства, собрать и систематизировать знания о нем. Все проводимые искусствоведами исследования начинаются и заканчиваются на отдельных направлениях, а то и вовсе на конкретном художнике. Попытавшись найти научный труд на эту тему, который бы охватывал все понятие целиком, мы наткнемся на код ошибки, потому как тема эта еще недостаточно освещена и даже если и есть некто, озаботившийся данным вопросом, его выводы не доступны для общественности. Пожалуй, уже на этом этапе вырисовывается главная и самая животрепещущая проблема альтерискусства сегодня – малоизученность.

И все же, хотя формат статьи не дает высказать даже сотую часть наболевшего, обратимся к первому, что приходит на ум за словосочетанием «альтернативное искусство». Что оно из себя представляет?  В самом широком смысле это альтернатива, имеется ввиду искусство нового времени, революционное искусство, контркультура, противостоящая старым канонам. В такой трактовке под альтернативным искусством мы понимает все качественные изменения в художественной культуре. За пример можно взять пришедшие на смену строгим зажатым формам Средневековья классицизм, барокко, рационализм и др. Однако это понимание альтернативы временно, потому как новое постепенно устаревает, теряет свою актуальность и уже против него формируется контркультура.

Другая, более долговечная точка зрения: альтернативное искусство – это загадка, единичное явление, неповторимость и неподражаемость. Ценность такого искусства не в сложности исполнения и мастерстве художника, а его легенде, истории, что сложилась вокруг произведения. Так, всеми известная картина художника Эдварда Мунка «Крик» не отличается сложным фоном и проработкой деталей, однако это нисколько не мешает ей быть жуткой и к тому же по-настоящему культовой. Связано это, в первую очередь, с историей ее написания.

Сам Мунк пишет: «Я шел по дороге с друзьями. Садилось солнце. Небо стало кроваво-красным. Меня охватила тоска. Я стоял смертельно усталый на фоне темной синевы. Фьорд и город повисли в огненных языках пламени. Я отстал от друзей. Дрожа от страха, я услышал крик природы». [5] Одни биографисты полагают, что кроваво-красным небо могло стать из-за извержения вулкана Кракатау в 1883 г. и Эдвард просто стал свидетелем этого природного явления, причем настолько проникся криком природы, что идея не отпускала его всю оставшуюся жизнь. Другие исследователи склоняются к версии о нездоровом происхождении картины. Мунк страдал маниакально-депрессивным психозом, всю жизнь его мучили страхи и кошмары, депрессия и одиночество. Свою боль он пытался заглушить алкоголем, наркотиками и, конечно же, переносил ее на холст – четырежды. «Болезнь, безумие и смерть – черные ангелы, которые стояли на страже моей колыбели и сопровождали меня всю жизнь», – писал Мунк о себе. Причем нашлись и те, которые увидели в «Крике» пророчество будущих разрушительных событий XX века – двух мировых войн, холокоста и создания ядерного оружия. Постоянный интерес публики к картине подогревается еще и сплетнями о ее мнимой проклятости. Согласно злому провидению, люди, трогавшие ее, умирали при трагических запутанных обстоятельствах или кончали жизнь самоубийством. [6]

Вот что делает легенда. Картина, которая возможно не стала быть столь популярна, если бы не ее интересная предыстория и дурная слава. Таким образом альтернативное искусство не только удивляет, но и удерживает удивление, интерес к нему не пропадает никогда. К этой же категории возможно причислить и картины Босха, удивляющие людей по всему миру и по сей день.

Выделим основные характеристики альтернативного искусства:

контркультурность, обособленность от большинства работ общепринятых жанров;

«крайние» формы – поиск атомной единицы искусства, что проявляется в упрощении стиля;

упор на проблематику – не картина делает славу, а слава делает картину;

игра с элементами, двойное дно в деталях (в картинах это зачастую цвет, в музыке – ноты и инструменты, в литературе – язык, а в театре – костюмы и движения).

Как мы помним из первого определения альтернативного искусства, в каждой эпохе это новый жанр, новый стиль, но он устаревает, становится искусством обыденным. Обыденным искусством зритель восхищается, он видит то, что лежит на поверхности, его привлекает форма. Альтернативное искусство всегда занимает отдельный уголок в культуре, в нем тысячи разных смыслов, его форма прячет истину от зрителя, а не открывает ее им.

Художники альтернативы все-таки художник. То есть, он умеет в академический рисунок, однако намеренно отказался от этого пути и ушел в мир альтернативы. Но при всей своей доведенной до абсурдности простоте, картины альтернативы не так легко создаются, художник вкладывает усилие в то, чтобы как можно меньшим показать как можно большее. И картины эти ребенок никак не нарисует, просто проводя карандашами по бумаге. Кстати и сами дети могут отличить детские произведения от работ альтернативщиков. [1]

Проверить свой порог чутья к альтернативному искусству можно на сайте https://www.buzzfeed.com [2].

Сегодня размножилось много бесталанных художников, прячущих свое неумение за нежеланием, альтернатива сегодня полна работ, не имеющих ровным счетом никакой ценности. Для того чтобы определить, стоит ли тратить свое время на выставку, без лености нужно заранее ознакомиться с хотя бы частью картин и их создателями. Если нет произведений в других стилях (даже на очень раннем этапе творчества) или они не выделяются талантливостью и смысловой нагрузкой, стоит отложить автора с его «современным искусством» и лучше сходить на выставку иного жанра.

Важным является творческий метод художника и то, насколько новаторским он оказывается. Любой человек может намалевать картину, но это не продастся, потому что сам человек не известен в арт-обществе. Например, Джексон Поллок – абстрактный экспрессионизм и техника разбрызгивания краски. Он стал первым, вошел в историю, стал одним из самых знаменитых художников XX века, и как раз его работы продаются за баснословные деньги. Как и картины Марка Ротко, которого очень любят пообсуждать и поосуждать в социальных сетях. У этих художников есть классическое образование, но они на этом не остановились, а пошли дальше, разрабатывая свой взгляд на искусство. Если кто-то захочет повторить творческий метод Ротко или Малевича, это не продастся – нет нового, нет открытия. [3]

Личность художника, его переживания – основа любой будущей картины. В альтернативном искусстве это особенно важно. Не стоит пытаться понять, что художник хотел сказать. Это и вовсе не выполнимо. Каждый ищет в искусстве нечто свое, в одном и том же разные зрители углядят разные образы, что кому ближе. Самую большую ценность картина представляет для ее создателя. Недавно увидевшая свет мультипликационная короткометражка «Zima Blue» от студии Netflix – это яркая иллюстрация на данную тему, повествующая, что счастье для одного – это порой самая незначительная вещь для других, что сложность форм не приводит к удовлетворению, и все мы в конечном итоге стремимся к творческому Абсолюту, атому искусства, и у каждого он свой. [4]

Как бы то ни было, обычным зрителям отворачиваться от альтернативного искусства полностью не стоит. Поджанров много, много художников, найти что-то свое вполне возможно. Большинство произведений альтернативы достаточно интересны даже самому неискушенному зрителю, можно разглядывать галереи часами, рассуждая, о чем же думал и главное – что чувствовал человек, когда создавал это. И начать лучше с самых понятных образов, постепенно углубляясь в искусство, которое познакомит человека не только с красотой своих картин, но и с историей – события прошлого подчас таятся за самыми неприглядными холстами, пусть не изобилие оттенков и сложность подачи, но идея – вот что важно в альтернативном искусстве.

Как сказала Александра Экстер: «Красота не в видимом, а в ощущаемом, переживаемом. Нет предмета, нет вещи, а есть что-то другое, открытое, и это другое — мир взаимных отношений, влияний, странно-прекрасных сказаний линий и красок, мир, уловленный душой, принятый ею и ей только понятный. Когда смотрит душа, мир преображается в ее глазах. Когда она захочет запечатлеть виденное — она рождает Искусство…»

 

Литература:

https://www.wonderzine.com/wonderzine/entertainment/art/223965-abstract-art

https://www.buzzfeed.com/jenlewis/quiz-can-you-tell-the-difference-between-modern-art-and-art#.kol5oPELXO

https://monocler.ru/sovremennoe-iskusstvo/

Love, Death & Robots – Zima Blue

«Крик». Национальная галерея в Осло. Слова на раме картины.

«Русская Газета». https://rg.ru/2014/01/23/munk-site.html

 

УДК

 

Проблема СЕМЕЙНЫх ЦЕННОСТей на взгляд СОВРЕМЕННОЙ

МОЛОДЖИ

 

Х.А. Гиреева

Россия, Грозный, ст-ка 2 курса, Института филологии, истории и права Чеченский государственный педагогический университет

 

Научн. рук.: М.М. Бетильмерзаева

Россия, Грозный, Чеченский государственный педагогический университет

 

Семья является одним из элементарных социальных институтов, с возникновения которого мы наблюдаем становление и развитие человеческого общества. С начала семейной организации, мы наблюдаем сознательные акты дозволенного и разрешенного в социуме, что заложило основы культурной реальности [1, с. 119]. Как отмечают ученые, семья является предметом рассмотрения многих исследователей в области социологии, психологии и т.д. Но именно философско-культурологический анализ семьи позволяет проследить диалектику становления и развития современного статуса семьи в условиях меняющейся реальности. Трансформация традиционной семьи дискредитирует ее институциональную значимость, когда традиционные ценности семьи терпят крах в противостоянии современным глобализационным требованиям [2, 81].  Первостепенной ценностью России в наши дни является семья и воздвижение в незыблемость традиций крепкой здоровой семейной практики. В наш век безграничных стремлений и новых технологий нить, связывающая семью и общественные тенденции, заметно истончилась, что негативно отразилось как на семье, так и на государстве в целом, которое уже явственно нуждается в реабилитации прежних семейных ценностей. Несомненным решением этой задачи будет заблаговременная подготовка молодого поколения к реалиям современной семейной жизни.

Молодежь сегодня все больше и больше обособляется как от своих родителей, так и друг от друга. Становится особо важным самостановление, личность зацикливается на самой себе, ей требуется больше времени и пространства для реализации собственных целей. В этой атмосфере происходит борьба старого и нового, очевидно, что молодым семьям уже не помогают сваи, на которых держались семьи в прошлом. Скорее они становятся костылями, временной и недолговечной защитой семейной лодки. По этой причине мы так часто становимся свидетелями распада молодых семей. Подобные неудачи вредят как и самим юношам и девушкам, которые разочаровываются в себе как в супругах, так и детям, если таковые успели появиться у пары.

Не лучшая перспектива грозит и тем парам, которые наступив на горло своему недовольству, решили остаться вместе. Мало кому из них удается вернуться к любви и взаимопониманию, скорее молодые люди создают вокруг себя ядовитую сферу из взаимных упреков, обид и ссор. Воспитание ребенка в таких условиях невозможно. Очень живая и по-настоящему пугающая картина «Horror» от анимационной студии «Riff studio and Alternate studio» [4] (мультфильм создан молодыми аниматорами) показывает нам картину ссоры родителей глазами их маленькой дочери. Так стоит ли хранить прокисшие отношения или их все-таки лучше выбросить? Наши родители несомненно сказали бы, что лучше попытаться сохранить и сберечь, склеить и упрятать в тепло, чем необдуманно избавиться. Они отчасти были бы правы. Однако если после многих попыток наладить семейную жизнь, успокоение и уют не наступают, следует задуматься о более решительных мерах.

Что же касается отношений поколений, то это извечная больная тема человечества. В современном обществе открытого смелого слова молодые люди зачастую не сдерживают себя и высказываются довольно откровенно. У более молодых (старшеклассников и студентов первых курсов) наблюдается резкое отрицание родительского авторитета, негатив и даже ненависть вызывают вмешательство в частную жизнь и навязывание своих идеалов. С намного большей любовью и теплотой о родителях отзываются те дети, для которых мама и папа стали не надзирателями, а друзьями, готовыми для нового и прогрессивного (причем не обязательно в технологии, а именно в мышлении). Полностью отрицается успешность авторитаризма со стороны родителей, дети сегодня требуют уважение к себе как к личностям и готовы к диалогу. Фразы «Потому что я так сказал», «Я старше, а значит права», «Ты нам должен» и т.п. бумерангом возвращаются агрессией.

Однако это далеко не худший результат неправильного поведения родителей. Согласно исследованию, проведенному Центром по контролю заболеваний (CDC), самоубийство является второй в строчке причин смерти людей в возрасте от 15 до 34 лет. И если наше старшее поколение, не желая сдавать позиций, продолжает утверждать, что ребенок совершил суицид из-за интернета, видео-игр, фильма или «китайских мультиков», хотелось бы им зачитать выдержку из той самой статьи CDC о самоубийствах: «У самоубийства есть предупреждающие знаки, такие как выражение безнадежности, угроза причинить себе боль или разговоры о желании умереть, рост потребления алкоголя и наркотиков, а также отказ от друзей и семьи». [3] Стоит ли говорить, что подобные знаки буквально кричат о том, что с ребенком что-то не так? И то, что родители не заметили угрозы, как ничто иронично говорит о шатких взаимоотношениях в семье. Зачастую мысли о самоубийстве вызваны затяжной депрессией в связи с трудностями социализации, сдачей экзаменов и холодностью со стороны родителей.

Проведя анализ высказываний в социальных сетях о суициде, становится совершенно ясным одно: в самоубийстве детей зачастую виноваты родители. Молодые люди рассказывают о недоверии к родителям, о том, что родители уценяют значимость их эмоционального состояния, на просьбы о помощи поступают окрики и недовольные фразы: «Твоя проблема не имеет значения!», «Разве это трагедия? Вот со мной однажды было…» или «Незачем тебе к психологу, эту депрессию ты сам себе придумал».

Также молодежи свойственно врать при социальных опросах, если их проводят организации и конференции, им хочется соответствовать ожиданиям и не загружать себе излишними расспросами, если их ответ не устроит опрашивавших. Поэтому мы снова обратились к социальным сетям, а также к частным исследования, проведенным такими же студентами, как и мы. Проведенный студентами Томского педагогического института опрос показал четыре негативные тенденции в семейных отношениях:

1. Семейное воспитание, где закладываются основы ценностей, не имеет должного уровня. Родители, будучи слишком молодыми, не получившие гармоничного воспитания и не устоявшись как полноценный социальный элемент, не могут вырастить и воспитать своих детей. Отсутствует жизненный опыт (считают 32% опрошенных).

2. В современных семьях духовные ценности уступают материальным. На первом месте стоит материальное благополучие, родители (в большинстве своем отцы) больше внимания уделяют работе, чем детям. Все-таки стоит решить за что взяться сначала: за карьерный рост или за воспитание детей. В этом вопросе присутствие одной только матери (а ведь е ее все чаще заменяет няня) недостаточно (19%).

3. Отсутствие целостности семьи как духовной единицы. «Свобода», «личное пространство» являются основополагающими критериями многих семей. Такая тенденция идет из детства самих молодых родителей, которые оказались сами жертвами слишком авторитарного воспитания, и теперь любая ответственность за другого человека автоматически превращается в плен (26%).

4. Ответственность за нравственное воспитание детей перекладывается на общественность (детские сады, школы‚ другие учебные заведения). Духовное воспитание детей в семье минимальное. Опять же холодность и безразличность супругов друг к другу и родителей к детям. Сегодня матери и отцы все меньше разговаривают со своими младшими членами семьи, все меньше интересуются их жизнью за пределами дома, а если такой интерес все-таки возникает, он носит скорее форму преследования и желание тотального контроля над жизнью ребенка (14 %). [5]

А мораль сей сказки такова: современной семье больше всего не хватает эмпатии и внимания друг к другу, способности поступиться собственными взглядами, уступить другому человеку, умения и желания слушать, взаимоуважения, осознания своей ответственности за собственное счастье, возобладания любви к ближним над любовью к деньгам, работе и социальной трусости. Вот что можно назвать современными семейными ценностями.

 

Литература:

1. Бетильмерзаева М. М.  Семья и брак: философско-концептуальный анализ. – С. 119-123 // Проблемы семьи и семейного воспитания в условиях полиэтнического и поликонфессионального региона: Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием (г. Грозный, 20-21 марта 2015 г.). – Махачкала: АЛЕФ (ИП Овчинников М.М.), 2015.

2. Бетильмерзаева М.М. Проблема трансформации чеченской семьи:

философско-культурологический анализ. – С. 81-89 // «Актуальные проблемы современной семьи: теория и практика». Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием (г. Грозный, 26 марта 2016 г.). – Махачкала: АЛЕФ (ИП Овчинников М.М.), 2016.

3. Preventing SuicideCDC Центр по контролю заболеваний (https://www.cdc.gov/features/preventingsuicide/index.html). А также пакет социальной помощи людям, оказавшимся на грани самоубийства или их родственникам (https://www.cdc.gov/violenceprevention/pdf/suicidetechnicalpackage.pdf)

4. Horror (https://www.youtube.com/watch?v=ejKyZFCqT3U)

5. Попов Г.Н., Шевелёва Н.В.  – Семейные ценности современной молодежи (на примере студентов заочного отделения педагогического ВУЗа // Вестник ТГПУ, 2017.

 

УДК 37.013.42

 

РЕГИОНАЛЬНЫЙ ОПЫТ АДАПТАЦИИ ДЕТЕЙ ИЗ НЕБЛАГОПОЛУЧНЫХ СЕМЕЙ ПОСРЕДСТВОМ ИННОВАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ КАК ФАКТОР СОЦИАЛЬНОГО БЛАГОПОЛУЧИЯ ОБЩЕСТВА: РЕГИОНАЛЬНЫЙ ОПЫТ

 

Г.П. Дворянскова

ОГКУСО СРЦН «Причал надежды» - Центр по профилактике семейного неблагополучия, Ульяновск, Россия

prihal@mv.ru

 

OGKUSO SRTSN «Berth of Hope» - Center for the prevention of family distress, Ulyanovsk, Russia

 

Аннотация. В статье раскрыта сущность и содержание понятий «социализация», «адаптация», «социальная адаптация». Рассмотрены особенности детей из неблагополучных семей, а так же, представлен региональный инновационный опыт работы по адаптации детей из семей, попавших в трудную жизненную ситуацию.

Ключевые слова: адаптация, социальная адаптация, социальное благополучие, социализация.

Abstract: The article reveals the essence and content of the concepts «socialization», «adaptation», «social adaptation». The features of children from dysfunctional families are considered, as well as regional innovative experience in the adaptation of children from families in difficult life situations is presented.

Key words: adaptation, social adaptation, social well-being, socialization.

 

На сегодняшний день одной из наиболее острых проблем, требующих постоянного внимания специалистов социальных служб, является проблема социализации и социальной адаптации детей из неблагополучных семей, так как за последние годы произошел значительный рост количества таких детей. Согласно Федеральному закону от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ “Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних” неблагополучная семья – это семья, имеющая детей, находящихся в социально опасном положении, а также семья, где родители или иные законные представители несовершеннолетних не исполняют своих обязанностей по их воспитанию, обучению и (или) содержанию и (или) отрицательно влияют на их поведение либо жестоко обращаются с ними. У детей из неблагополучных семей возникают трудности в социализации и социальной адаптации. В случае, когда семья не помогает ребенку в адаптации в социуме, происходит отторжение общества, уход в себя, импульсивное поведение, обособленность. В дальнейшем эти факторы могут стать препятствием на пути к комфортному общению или сотрудничеству с людьми. Чтобы преодолеть эти сложности необходимо применять инновационные технологии по социальной адаптации детей из неблагополучных семей.

Изучению такой проблемы как неблагополучные семьи посвящены труды известных исследователей. В.М. Целуйко, А.Я. Варга, М.И. Буянов, И.Ф. Дементьева и другие в своих трудах рассматривали взаимоотношения между родителями и детьми, проблемы воспитания ребенка в семьях, в том числе и неблагополучных. М.И. Буянов, отмечает, что «дефекты воспитания – это и есть первейший и главнейший показатель неблагополучия семьи». В свою очередь именно в неблагоприятных условиях семьи зарождаются предпосылки социального сиротства и проблемы в социальной адаптации детей. Исследования проблемы социальной адаптации, отражающее формы, механизмы, стратегии воспитания личности детей-сирот, представлены в работах О.Ф. Алексеевой, Ф.Б. Березина, И.К. Кряжевой, А. Н. Леонтьева и др.

В настоящее время увеличилось количество семей, социальное функционирование которых по субъективным или объективным причинам затруднено или нарушено, а их существование как семей, находится под угрозой. Это неблагополучные семьи, которые нуждаются в особой социальной помощи, в большом внимании государства, социальных работников, так как данные семьи не в состоянии справиться с проблемами самостоятельно.

Семья является первым источником социализации, развития личности ребёнка. В семье человек усваивает нормы и правила человеческого поведения. В семье человеческие ценности, убеждения, идеалы превращаются в личностные характеристики, формируют дальнейшие жизненные поступки и поведения. Если семья не занимается социализацией ребенка, то у него возникают проблемы с социальной адаптацией.

Социальная адаптация — процесс активного приспособления индивида к условиям социальной среды; вид взаимодействия личности с социальной средой.

Идейной основой социальной адаптации является личный и социальный конформизм. Социальная адаптация может быть активной (когда личность стремится воздействовать на новую для нее социальную среду) и пассивной (если личность не оказывает влияния на окружающую среду, а подчиняется ее нормам, гласным и негласным правилам).

Содержанием социальной адаптации и, вместе с тем, показателем ее успешности является усвоение ребенком норм, правил. Содержание процесса социальной адаптации включает следующие компоненты:

1.      принятие норм, ценностей и установок новой социальной среды (группы, коллектива, социальной организации, территориальной или национальной общности);

2.      приспособление к новым формам социального взаимодействия (формальным и неформальные связям, семейным, производственным отношениям и т.д.);

3.      освоение новых форм деятельности (профессиональной и иной) [4].

Адаптация протекает под влиянием внушения и осознания личностью необходимости (или потребности) в принятии новых ценностных установок и поведения. Показателем успешной социальной адаптации является высокий социальный статус личности в данной среде, ее психологическая удовлетворенность этой средой. Показателем низкой социальной адаптации являются вынужденные перемещения человека в разные социальные среды, их частая смена (миграция, текучесть кадров, разводы и т.д.).

У детей из неблагополучных семей затруднено взаимодействие с социальной средой, снижена способность адекватного реагирования на происходящее изменения. Они испытывают значительные трудности в достижении своих целей в рамках существующих норм, что может вызвать неадекватную реакцию и привести к отклонениям в поведении [4].

Семейное неблагополучие порождает массу проблем в поведении детей, их развитии, образе жизни и приводит к нарушению ценностных ориентаций.

Очень сложно сказывается психологическая обстановка для развития ребенка, лишенного родительской любви, отторгнутого собственными родителями, переносящего оскорбления, насилие, побои, и т.д.

На протяжении всех ступеней детства – от младенчества до взрослости – психологическое развитие и здоровье детей из неблагополучных семей имеет ряд негативных особенностей:

1. Высокий уровень агрессии по всем показателям.

2. Высокий уровень школьной тревожности.

3. Высокий уровень личностной тревожности.

4. Заниженная самооценка.

Жизнь ребенка вне семьи приводит к появлению особого психического состояния – психической депривации. Это состояние возникает в особых жизненных ситуациях, когда человеку не представляется возможности удовлетворять некоторые основные психические потребности в течение длительного времени. У детей, воспитывающихся вне семьи, происходят изменения в личности, то есть возникает личностная депривация, которая способствует формированию негативных личностных качеств и образований.

Дети, воспитывающиеся в социально – реабилитационных центрах характеризуются резко выраженной дезадаптацией. Она усиливается такими психолого - травмирующими факторами, как изъятие ребенка из семьи и помещение его в различного рода учреждения [3].

Поведение таких детей характеризуется раздражительностью, вспышками гнева, агрессии, преувеличенным реагированием на события и взаимоотношения, обидчивостью, провоцированием конфликтов со сверстниками, неумением общаться с ними [3].

Воспитание вне семьи является главной причиной неготовности этих детей к самостоятельной жизни и порождает личностную депривацию, так как постоянная окруженность большим количеством детей и взрослых, не дает возможности самоидентификации, осмысления себя и своих проблем, возможности продумать свое будущее [1].

Необходимо осуществлять поиск новых гуманистических методов разрешения трудностей работы с многодетными, неполными, молодыми семьями. Необходимо устранение семейных конфликтов и насилия в семье, преодоление эмоционального разлада и дезорганизации, пьянства и многих других проблем.

Инновационные социальные технологии представляют собой такие методы, приемы инновационной деятельности, которые направлены на создание и материализацию нововведений в обществе, реализацию таких инициатив, которые вызывают качественные изменения в разных сферах социальной жизни, приводят к рациональному использованию материальных и других ресурсов в обществе. Инновационные технологии существуют в двух формах: в виде программ и документов и как реально развивающиеся в соответствии с этими программами социальные процессы.

Инновационные социальные технологии – это процессуально структурированная совокупность приемов и методов, направленных на изучение, актуализацию и оптимизацию инновационной деятельности, в результате которой создаются и материализуются нововведения, вызывающие качественные изменения в различных сферах жизнедеятельности, ориентированные на рациональное использование материальных, экономических и социальных ресурсов.

Существует множество инновационных технологий социальной адаптации детей из неблагополучных семей.

Одной из них является технология «Работа с сетью социальных контактов». В ее основе лежит разработанный за рубежом (в частности, в Швеции) метод работы с социально неблагополучными детьми и их семьями через содействие дальнейшему контакту с семьей и сетью социального окружения ребенка.

Методами реализации технологии являются:

•        проведение сетевой диагностической работы с социальным окружением ребенка;

•        организация и проведение сетевых встреч с социальным окружением ребенка;

•        социальное сопровождение семьи после сетевой встречи.

Технология «Интенсивная семейная терапия». Ее целью является:

•        профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних;

•        профилактика социального сиротства.

Реализация проекта осуществляется через работу мобильных выездных бригад специалистов, разработку поэтапных программ социальной реабилитации семьи и ребенка/

Данный метод работы основан на том, что взаимодействие с семьей строится с использованием командного метода работы, т. е. с семьей работает не один человек, а трое, по необходимости подключаются и другие специалисты: координатор, специалист по социальной работе, психолог. Такой подход свидетельствует о том, что проблема анализируется с разных точек зрения, и собирается информация со всех уровней взаимодействия.

Региональный опыт внедрения инновационных технологий социальной адаптации детей из неблагополучных семей рассмотрим на примере ОГКУ СО «Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних «Причал надежды» в г. Ульяновске - Центр по профилактике семейного неблагополучия».

В данном центре реализуется технология психологической коррекции агрессивного поведения детей и подростков.

Цель технологии:

•        осознание причин агрессивного поведения;

•        снижение уровня агрессии;

•        формирование навыков конструктивного взаимодействия;

•        развитие социальной адаптации.

Проблема агрессивного поведения детей весьма актуальна. Учителя в школах отмечают, что агрессивных детей становится с каждым годом все больше, с ними трудно работать, и зачастую, учителя не знают, как повлиять на их поведение. Единственное педагогическое воздействие, которое временно спасает - наказание или выговор, после которых дети на какое-то время становятся сдержаннее, и начинает соответствовать требованиям взрослых. Но такого рода педагогическое воздействие скорее усиливает особенности таких детей и не способствует их перевоспитанию или стойкому изменению поведения к лучшему.

Т.П. Смирнова выделила 6 ключевых направлений, в рамках которых необходимо строить коррекционную работу:

1.      Снижение уровня личностной тревожности.

2.      Формирование осознания собственных эмоций и чувств других людей, развитие эмпатии.

3.      Развитие позитивной самооценки.

4.      Обучение ребенка отреагированию (выражению) своего гнева приемлемым способом, безопасным для себя и окружающих, а также отреагированию негативной ситуации в целом.

5.      Обучение ребенка техникам и способам управления собственным гневом. Развитие контроля над деструктивными эмоциями.

6.      Обучение ребенка конструктивным поведенческим реакциям в проблемной ситуации. Снятие деструктивных элементов в поведении. Отдельным блоком она выделила консультационную работу с родителями и педагогами, направленную на снятие провоцирующих факторов агрессивного поведения у детей [5].

Технология психологической коррекции агрессивного поведения детей и подростков используется в виде программ тренинговых занятий, направленных на формирование навыков конструктивного взаимодействия с окружающим миром, на улучшение социальной адаптации детей из неблагополучных семей. Тренинг является активным методом практической психологии. Практика психологического воздействия, основанная на активных методах групповой работы, развивающая знания в области межличностного взаимодействия, формирующая социальные установки, умения и навыки обозначается тренингом.

Тренинг проходит в тех условиях и состоит из тех занятий, которые выбирает тренер. Программа тренинга создается или адаптируется согласно возрасту участников, а также с учетом личных и профессиональных качеств тренера.

Задачи:

1.      Способствовать процессу самораскрытия и познания друг друга.

2.      Обучать способам конструктивного взаимодействия с окружающими людьми.

3.      Развивать способность детей к рефлексии, волевой саморегуляции поведения.

4.      Развивать эмоциональную сферу детей, способность к эмпатии, сопереживанию [5].

Социально – психологическая деятельность в отношении социально неадаптированных детей подразделяется на два самостоятельных направления:

А) профилактическое – представляет собой работу по созданию благоприятной среды для воспитания и общения, коррекции семейных отношений, поиску видов занятости ребят в свободное время и т.п.;

Б) коррекционно – реабилитационное – предполагает оказание ребенку оперативной социально – психологической помощи: диагностику личностных особенностей; разработку и реализацию программы работы по социальной адаптации ребенка к среде при помощи положительных форм активности – труда, игры, познания; подключение специалистов для оказания правовой, медицинской, психологической помощи; коррекцию, реабилитацию семейных отношений [3].

Необходимо осуществлять поиск новых гуманистических методов разрешения трудностей работы с неблагополучными семьями и детьми, находящимися в них. Необходимо устранение семейных конфликтов и насилия в семье, преодоление эмоционального разлада и дезорганизации, пьянства и многих других проблем.

Одним из главных генераторов преодоления данных проблем является разработка инновационных технологий, направленных на социальную адаптацию детей из неблагополучных семей [1].

Уже сегодня такие технологии активно внедряются и используются в работе с детьми из неблагополучных семей. Среди них «технология психологической коррекции агрессивного поведения детей и подростков», используемая в социально – реабилитационном центре «Причал надежды». Коррекционная работа в данном направлении заключается в:

1.      установлении определенных правил, которые помогут детям справиться с собственным гневом;

2.      закреплении этих правил (навыков) в ролевой игре (провоцирующей игровой ситуации);

3.      обучении релаксационным техникам с применением глубокого дыхания.

Таким образом, в последнее время наблюдается рост количества социально неадаптированных детей из неблагополучных семей, требуется постоянное внимание специалистов социальных служб.

 

Литература:

[1] Бургонов О.В. Инновационная деятельность: оценка и прогнозирование. СПб.: Изд-во Санкт-Петербургской акад. упр. и экономики, 2007. 113 с.

[2] Курносова Л.И. Опыт работы с неблагополучными семьями и подростками с девиантным поведением // Работник социальной службы. 2008. N5. С. 51-79.

[3] Мартынова М.С. Социальная работа с детьми группы риска. М.: Социальный проект, 2004. 406 с.

[4] Михайлова Г. Работа с социально неблагополучными семьями и несовершеннолетними, проживающими в них // Беспризорник. 2009. N2. С. 36-39.

[5] Смирнова Т. П. Психологическая коррекция агрессивного поведения детей // Ростов н/Д.: Феникс, 2004. 160 с.

 

УДК 008.2

 

СТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ РОССИИ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ МЕТАНАУК

 

С.Г. Джура, В.И.Чурсинов, В.В. Якимишина

Донецкий национальный технический университет, Донецк, ДНР

dzhura@inbox.ru

 

Аннотация. В данной работе проанализирован юбилейный доклад Римского клуба и приведены аналогии ключевых идей этого доклада с идеями Этического Гнозиса Востока, применение которых обоснованно как явление кульминации русского космизма. Приведены практические рекомендации достижения целей Русского Мира.

Ключевые слова: русский космизм, Этический Гнозис Востока, метанаука.

Summary.  In this work the anniversary report of the Roman club is analysed and analogies of the key ideas of this report to the ideas of Ethical Gnosis of the East which application is reasonable as the phenomenon of the culmination of the Russian cosmism are given. The practical recommendations of achievement of the goals of the Russian World are provided.

Keywords: Russian cosmism, Ethical Gnosis of the East, meta-science.

 

Введение. Авторы полностью разделяют позицию организаторов форума о том, что геополитические изменения в мире в течение последних десятилетий требуют обсуждения, философского и эколого-политологического  осмысления и проведения многостороннего научного анализа причин и последствий происходящих глобальных процессов. Мысль Н.Н. Моисеева, вынесенная в эпиграф форума: «…сколь важно для всей планеты иметь сильную Россию, интеллект и ресурсы которой могут сыграть выдающуюся роль в утверждении нового  равновесия человечества и природы…»  напрямую коррелирует с мыслью Е.И. Рерих: «Возрождение России есть возрождение всего мира. Гибель России есть гибель всего мира. Кто-то уже начинает это осознавать. Хотя еще недавно все думали обратно, именно, что гибель России есть спасение мира» [1].

Постановка вопроса. В 50-том докладе Римского клуба читаем: «Человечество движется по траектории самоубийства. Пока сильные сдерживающие правила запрета не будут приняты, это будет уменьшать кратковременные утилитарные привычки нашей нынешней экономической парадигмы… Человечеству нужно как минимум новое мышление и новая философия, потому что старая философия роста явно неверная» [2] и «…Глава вторая нашей книги будет посвящена философии в надежде на то, что будут найдены ключи к первичным наброскам улучшенной философской системы взглядов. Этот поиск может привести к желанию (если не необходимости) прийти к новому «Просвещению»… Европа вряд ли будет центром нового Просвещения, «Просвещения 2.0». Ему следует рассмотреть великие традиции других цивилизаций» [2]. И эта мысль также прекрасно коррелирует с мыслью Е.И. Рерих: «Судьба Запада решена, там нет будущего. Не ищите его ни в одной европейской стране, но наблюдайте идущий развал» [3].

Далее в докладе Римского клуба сказано: «Было бы мудро уделить внимание духовным и религиозным аспектам всех цивилизаций, которые рекомендовали подобные ограничения.… Как сказал Папа Римский «все это указывает на срочную необходимость двигаться вперед к «энергичной культурной революции» [2]. Ему вторит Далай Лама IV: «Планете не нужно большое количество "успешных людей". Планета отчаянно нуждается в миротворцах, целителях, реставраторах, рассказчиках и любящих всех видов. Она нуждается в людях, рядом с которыми хорошо жить. Планета нуждается в людях с моралью, которые готовы включиться в борьбу, чтобы сделать мир живым и гуманным». Таким образом, мы видим принципиальную необходимость менять целевую функцию образования, развития человечества и взаимоотношений в мире.

Русский космизм как планетарное явление. В более традиционном русле решение поставленной выше проблемы присутствует в понятии «русский космизм». Подчеркнем, что нет такого понятия как «немецкий космизм» или «французский космизм». Один из исследователей русского космизма Ф.И. Гиренок писал: «Русский космизм потому и называется русским… что космос  в нём предстаёт в изначальном смысле слова “вселенная”, т. е. как дом, в который ещё надо вселиться. Но не поодиночке, а всем миром». Основная черта русского космизма – идея активной эволюции, необходимости нового сознательного этапа развития мира в соответствии с разумом и нравственными критериями. Человек в этом направлении мысли – существо, призванное преобразовать не только внешний мир, но и собственную природу. Напряжённый духовный поиск, осмысление себя во Вселенной, смысла человеческого бытия и места человека на Земле – вот цель русского космизма.  Вот эта всемирность русского человека (не по крови, а по духу) по Ф.М. Достоевскому, который вбирает в себя «боль всего мира» и отвечает на эту боль. То есть миссия русского человека именно всемирна (это обусловлено и самой большой территорией и культурой золотого и серебряного века) и именно это по нашему мнению обусловило полет Ю.А. Гагарина.

Новый катаклизм, связанный с распадом Советского Союза, повернул мышление большей части человечества вспять. Воспитание общества потребителей, причём не только на Западе, но и в России, прямо противоположно идеям русского космизма и ведёт к гибели человечества (это подчеркивает юбилейный доклад Римского клуба). Это - первая проблема современности!

Важно сказать, что особенностью деятелей русского космизма было такое самобытное мышление, которое выводило человечество за пределы земного притяжения и охватывало весь Космос. Это плеяда выдающихся русских философов, поэтов, музыкантов, художников как Н.Ф. Федоров,        К.Э. Циолковский, В.И. Вернадский, А.Л.Чижевский, И.А. Ильин, В.С. Соловьев и др.

Так И.А. Ильин пишет: «Возрождение Святой Руси – не только возможная реальность, но и необходимость. Только в этих условиях сохранится русский народ». По существу ему вторит        Е.И. Рерих как знаток Этического Гнозиса Востока о миссии русского человека, сравнивая ее с миссией англичан «добрая старая Англия»  (то есть традиции, но традиции были и у древнейшей профессии, так что вряд ли это ориентир), если говорим о немцах, то их идеал «немецкий порядок» (но немецкий порядок был и в концентрационных лагерях…) и только идеалом русского человека является понятие «Святая Русь» или святой (не богатый материально, а именно Богом богатый)…

Русский космизм кульминировал в Живой Этике, в Учении, которое начинает активно осваиваться современным человечеством. Осваивается космическое мышление, о котором много говорится в Живой Этике как одной из триединого составляющего метанаук. Развивается новая наука. Без всяких сомнений, творческие усилия космистов не ушли в прошлое. Поэтому формы будущего мироустройства уже описаны в книге «Мировая Община - модель общества будущего» [3].

Решение в метанауках. Согласно следствию из теорем К. Геделя о сложной системе, которая «внутренне противоречива и неполна» вполне применима к понятию «стратегия России», которое, безусловно, относится к сложной системе. То есть, поскольку подход классической науки не позволяет решить проблемы, возникающие в ее лоне, то и решение нежно искать за ее пределами.  А за ее пределами находятся такое понятия как метанаука. Согласно Л. Ландау «есть науки естественные, неестественные и сверхъестественные». То есть технические,  социальные и метанауки или в другой классификации: физика, метафизика и гиперфизика. Их олицетворяют персонально: В.И. Вернадский (физика), Пьер Тейяр де Шарден (метафизика) и Эдуард Леруа (гиперфизика). Именно в метанауках мудро даны человечеству новая энергетика, мироустройство, образ мышления грядущего мира.

Циклы и метациклы науки. Известно, что основной задачей науки является прогностическая функция, то есть предсказание того, что будет. Этим же занимались и древние науки (включая метафизику). Каждый уважающий себя учёный знает границы своей компетентности, то есть имеется известный горизонт прогноза для науки традиционной (например, прогноз погоды на месяц, а на больший период такой прогноз невозможен традиционными методами). Мы понимаем, что возможности классической науки ограничены. Вот что пишет российский учёный-энциклопедист Л.В. Лесков: «Во-первых, учёным не удалось предсказать ни одного крупного поворота мировой истории в ХХ веке. Во-вторых, к концу века в некоторых странах, например, в России, резко возросло число стратегических системных просчётов, плата за которые оказалась непомерно велика. Учёным не удалось заблаговременно предоставить лицам, принимающим решения, достаточно убедительные доказательства ошибочности этих стратегических решений» [4]. Более того, количество Нобелевских лауреатов в области экономики больше других, однако и проблем больше всего именно в экономике… Таким образом обозначаем проблему: недостаточная эффективность прогностического аппарата классической науки.

А прогноз нужен на как можно больший период, ибо, чем больший отрезок времени будет введён в научный прогноз — тем точнее он будет. Эту нетривиальную мысль высказал проф. В.В. Пак, имя которого носит кафедра высшей математики Донецкого национального технического университета [4]. Именно В.В. Пак привёл варианты прогноза — короткий и длинный — и убедительно показал преимущества длинного. А поскольку классическая наука исчисляется сотнями лет, а метанаука сотнями тысяч, поэтому есть достаточно веские основания изучать данные именно метанауки и синтезировать их с данными классической науки, в том числе на примере экономических циклов и на примере смены технологических укладов человечества, что сделано нами в работе [4].

Как пишет современный учёный-энциклопедист Л.В. Лесков, «построение новой теории станет возможным только при условии выхода за рамки существующей научной парадигмы» [5]. Автор концепции парадигмы Т. Кун считает, что нормальная наука развивается таким образом, «будто бы природу пытаются «втиснуть» в парадигму, как в заранее заколоченную коробку... Явления, которые не вмещаются в эту коробку, часто, в сущности, вообще упускаются из виду. Учёные в русле нормальной науки не ставят себе цели создания новых теорий, обычно к тому же они нетерпимы и к созданию таких теорий другими» [4]. 

Выводы. 1) Требуется немедленно изменить вектор развития человечества на новый. Варианты его даны выше, а дополнить его нужно таким знаковым высказыванием знатока метанаук  П.Ф. Беликова: «Решающими моментами эволюции никогда не были и не будут мировая политика или мировая экономика. Ведь целью эволюции не является создание политически правильно мыслящего человека, а человека, способного мыслить космическими категориями. Политика, экономика, все созданные ими общественные формации лишь на более мелких и временных примерах учат человека разбираться в сущем. Было бы нелепо думать, что справедливость или несправедливость этих недолговечных форм общественной жизни человека являются присущими Космическому Разуму мерками».

2) Формы реализации такого плана приведены в работе [3].

3) У нас нет сомнений в великом будущем России и ее ведущей роли в мире. Методология этого не простого процесса изложена Ю.М. Ключниковым: «Убежден, что многие космические идеи Живой Этики, несомненно, войдут в мировоззрение элиты будущей России, а также авангарда всего человечества. Суть этого мировоззрения для обычного человека – в признании, что мир пронизывает энергия, частью которой является он сам и которой можно постепенно овладеть. Это признание произойдёт не силовым путём, не путём миссионерской проповеди или официальной смены религий, а, скорее, благодаря изменению атмосферы на планете. Произойти это должно очень постепенно и естественно, причём новое мировоззрение не будет отменять идеи других религий и учений, в том числе христианства.

Подчёркиваю: стать светским мировоззрением, но не заменить существующие религии. Пусть они остаются в том виде, в каком их захотят сохранить их лидеры и адепты. Убеждён: без принятия и практического воплощения этих идей в жизнь современному человеку, наверное, не справиться с многочисленными вызовами эпохи и предстоящими испытаниями. Хаос, и естественный, и управляемый, человеческая агрессия и разрушения, как природные, так и порождённые цивилизацией, будут столь сильными, что отдельный человек и целые государства могут просто потеряться.

Чтобы переплыть бушующее житейское море, любому кораблю, человеку нужен прежде всего маяк и компас. Кроме Живой Этики с её сакральными знаниями, опирающимися на древнюю традицию и в то же время на новейшие достижения, другого универсального средства я не вижу. Традиционные религии прекрасны, но они, на мой взгляд, недостаточны, поскольку не могут объяснить смысла происходящего на новом языке, который соответствовал бы нашему времени» [5].

 

Литература:

Рерих Е.И. Письма Том III (1935 г.). - М.: МЦР, 2001, 768 с. [Электронный ресурс] Режим доступа:  http://www.roerich.com/zip2/ei_3.zip  (дата обращения: 25.01.2019).

Вайцзеккер Э.У., Вийкман А. Давай же, вперед! Капитализм, близорукость, население и разрушение планеты. Юбилейный доклад Римского клуба, написанный к его 50-летию, которое отмечалось в 2018. [Электронный ресурс] Режим доступа:  http://www.roerich.com/zip3/_rome_50_.zip  (дата обращения: 25.01.2019)

Стотысячный И. Мировая Община - модель общества будущего. [Электронный ресурс] Режим доступа:  http://www.roerich.com/zip3/_obschina_model_.zip  (дата обращения: 25.01.2019)

Левшов  А.В.,  Джура  С.Г.,  Чурсинов  В.И.,  Якимишина В.В. Особенности  смены технологического  уклада  в  ХХI веке // Материалы научной конференции «Этика и наука Будущего». – М.: Дельфис, 2013. – [Электронный ресурс] Режим доступа:   http://www.delphis.ru/journal/article/osobennosti-smeny-tekhnologicheskogo-uklada-v-xxi-veke (дата обращения 25.01.2019).

Ключников Ю.М.  Предчувствие весны. – М. Беловодье, 2018. - [Электронный ресурс] Режим доступа: http://korni.kluchnikov.ru/uriy-kluchnikov-vospominaniya-predchuvstvie-vesni/glava-12-vstrecha-s-zhivoy-etikoy-1978.html  (дата обращения 25.01.2019).

 

УДК

 

ФОРМИРОВАНИЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ ОБУЧАЮЩИХСЯ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ТЕХНОЛОГИИ ПРОЕКТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В УСЛОВИЯХ РЕАЛИЗАЦИИ ФГОС

 

Н.С. Евстафьева

МГОУ, Московская область, Россия

n.s.evstafeva@yandex.ru

 

N.S. Evstafeva

MRSU, Moscow region, Russia

 

Аннотация. В статье автор  рассматривает технологию проектной деятельности как способ формирования экологической культуры обучающихся в условиях реализации ФГОС.

Ключевые слова: экологическая культура, ФГОС, проектная деятельность, проект,  внеурочная деятельность, экологическая деятельность        

Abstract. In article the author considers technology of project activity as a way of formation of ecological culture of students in the conditions of realization FGOS

Keywords: environmental culture, FGOS, project activities, project, extracurricular activities, environmental activities

 

Технология проектной деятельности сегодня активно востребована в школьной педагогической практике, что нашло отражение в содержании ФГОС ООО, а именно «…При итоговом оценивании результатов освоения обучающимися основной образовательной программы основного общего образования должны учитываться сформированность умений выполнения проектной деятельности и способность к решению учебно-практических и учебно-познавательных задач» [2].

Во ФГОС перечислены требования к разделам основной образовательной программы основного общего образования, которая должна содержать три раздела: целевой, содержательный и организационный. В свою очередь, содержательный раздел должен определять общее содержание основного общего образования и включать образовательные программы, ориентированные на достижение личностных, предметных и метапредметных результатов, в том числе программу развития универсальных учебных действий при получении основного общего образования, включающую формирование компетенций обучающихся в области проектной деятельности [3].

Так же важно отметить, что система оценки достижения планируемых результатов освоения рассматриваемой основной образовательной программы согласно ФГОС должна включать оценку проектной деятельности обучающихся.

Указанная выше программа должна обеспечивать повышение эффективности усвоения обучающимися знаний и учебных действий, формирования компетенций и компетентностей в предметных областях, учебно-исследовательской и проектной деятельности, а также формирование навыков участия в различных формах организации учебно-исследовательской и проектной деятельности (творческие конкурсы, олимпиады, научные общества, научно-практические конференции, олимпиады, национальные образовательные программы и т.д.) [2].

 Одним из личностных результатов освоения образовательной программы является «… формирование основ экологической культуры, соответствующей современному уровню экологического мышления, развитие опыта экологически ориентированной рефлексивно-оценочной и практической  деятельности в жизненных ситуациях…»[2].

Одним из компонентов экологической культуры является экологическая деятельность.

Использование технологии проектной деятельности способствует вовлечению учащихся в экологическую деятельность, так как проектная деятельность носит практико-ориентированный характер.

Деятельность по становлению и развитию экологической культуры в школе осуществляется по следующим направлениям:

1. Экологическая пропаганда – разработка лозунгов, плакатов, значков, эмблем, призывающих к сохранению окружающей среды для воздействия на широкие массы.

2. Экологическое просвещение – разработка мероприятий, способствующих распространению знаний о природе и необходимости её охраны.

3. Экологическое образование – создание буклетов, информационных материалов, способствующих обеспечению школьников и населения города систематическими знаниями об окружающей среде.

4. Эколого-художественная деятельность – разработка и постановка сценариев литературно-музыкальных композиций, способных на эмоциональном уровне вызвать потребность к сохранению окружающей среды. Этому направлению уделяется большое значение, потому что пока человек сердцем не прочувствует необходимости в охране окружающей его природе, никакие законы, лозунги, система штрафов не заставят его это делать. Беречь и охранять родную природу можно только согласно своим внутренним убеждениям. [1]

В рамках проектной деятельности возможно также формирование других, не менее важных компонентов экологической культуры школьников: экологических знаний и экологического сознания.

Проектная деятельность способствует повышению уровня осознания школьниками экологических проблем современности. Повышается интерес к экологическим проблемам, к социально-экологической активности.

Проектную деятельность в школьном  экологическом образовании можно разделить на:

На уроках – интегрированный урок «Заповедник панд в Китае», урок -  конференция «Особо охраняемые территории Российской Федерации». выполнение домашних заданий творческой направленности. 

Занятия по внеурочной деятельности - Согласно Федеральному государственному образовательному стандарту внеурочная деятельность является составной частью учебно-воспитательного процесса и одной из форм организации свободного времени учащихся.  Внеурочная деятельность - это образовательная деятельность, осуществляемая в формах, отличных от классно-урочной, и направленная на достижение планируемых результатов освоения основной образовательной программы личностных и метапредметных результатов.  Например, программа внеурочной деятельности «Основы экологической культуры»

Система дополнительного образования – кружки, секции экологической направленности, например кружок  «Экологическое краеведение».

Организация экологического летнего лагеря на базе школы (экологический отряд) – проектная деятельность реализуется в лагере дневного пребывания.

Проектно-исследовательская деятельность в рамках научного общества учащихся. В положение о научном обществе, которое  утверждается педагогическим советом школы, планируется работа на учебный год: работа над проектами, участие в научно-практических конференциях школьников различного уровня, в форумах молодых исследователей и т.п.

Экологическое воспитание школьников через проектную деятельность способствует формированию  экологической культуры личности, актуализации знаний, умений, навыков обучающихся, их практическому применению во взаимодействии с окружающим; стимулирует потребность школьников  в самореализации, самовыражении, в творческой личностно и общественно значимой деятельности.

 

Литература:

[1]Голованова Е. Н. «Проектная деятельность как система становления экологической культуры школьников» https://cyberleninka.ru/article/n/proektnaya-deyatelnost-kak-sistema-stanovleniya-ekologicheskoy-kultury-shkolnikov (Дата обращения: 11.05.2019)

[2]Евстафьева Н.С., Гришаева Ю.М., Ткачева З.Н. Технология проектной деятельности в школьном географическом образовании//Право и практика. М.: Издательство: АНО «Научно-исследовательский институт истории, экономики и права». -2017. -№3. -С. 307-312

[3]Федеральный государственный образовательный стандарт основного общего образования, утвержденный Приказом Министерства образования и науки РФ от 17 декабря 2010 г. № 1897 [Электронный ресурс]:URL: https://fgos.ru/ (Дата обращения: 11.05.2019).

 

УДК   

 

РОЛЬ МЕТАФОРЫ В ЭТНОКУЛЬТУРНОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ

 

Жердев Е.В.

доктор искусствоведения, профессор кафедры «Промышленный дизайн» МГХПА им. С.Г. Строганова,

e-mail: zerdev-design@yandex.ru

 

В статье рассматривается роль метафоры в проблеме национальной  культурной идентификации потребителя и вещи на примере народного искусства.

Ключевые слова: , метафора, идентификация, культура, нация, потребитель, вещь,  эстетика, дизайн.

In this paper a problem of identification of consumer and thing in design is investigated.

Keywords: metaphor, identification, nation, culture, consumer, thing, aesthetics, design.

 

Термин «идентификация» (от лат. identifico - отождествляю) в психологии и социологии понимается как процесс самоотождествления личности с другим человеком, группой, образцом, вещью (объектом).

Проблема национальной идентификации продуктов искусства и дизайна в промышленности обостряется как реакция на тенденцию глобализма в этой сфере. Особенно это актуально  для современного российского дизайна. Известно, что даже в странах с высоким уровнем развития товарного национализма продукция глобальных корпораций находит успешный сбыт по причине ее относительной дешевизны и качества. Кроме того, огромные прибыли глобальных корпораций позволяют вкладывать гигантские средства в рекламу, внушающую потребителям, что это именно те товары и услуги, которые им нужны. Глобальное производство и сбыт формируют глобального потребителя - «гражданина мира», который во всех странах ищет и находит одно и то же, наслаждается одним и тем же.         В то же время, глобализм, ведущий к нивелированию самобытности культур в различных странах,  становится объектом критики защитников национальных культурных традиций. 

В этом контексте современные художники, дизайнеры разных этносов обращаются к искусству древних времен, к своим национальным культурным корням, рассчитывая найти в них  незамутненный источник вдохновения для создания истинно национальных произведений искусства.  Они ищут основу для национального самосознания. В этом контексте огромное значение имеет изучение народных художественных промыслов, которые своими корнями уходят в глубокую древность, когда сложилось домашнее и деревенское ремесло.

В народных художественных промыслах, носящих, как правило, коллективный характер, народ отражал свою трудовую деятельность, общественный и бытовой уклад, знание жизни и природы, культы и верования. В народных художественных промыслах, сложившихся в ходе общественной трудовой практики, воплощены воззрения, идеалы и стремления народа, его поэтическая фантазия, богатейший мир мыслей, чувств, переживаний, мечты о справедливости и счастье. Впитавшие в себя многовековой опыт, народные художественные промыслы отличаются глубиной художественного освоения действительности, правдивостью образов, силой творческого обобщения.

Господство натурального хозяйствования в более ранние периоды развития материальной культуры сформировало мощнейшие опытно-практические устои творчески-преобразующей деятельности. Общие мысли о хозяйственных предметах мы находим уже в античном мире у таких древних мыслителей как Ксенофонт, Платон, Аристотель и др. В этот же период времени появились упоминания о метафоре и метафорических сравнениях. Указанный факт наводит на мысль о том, что при создании своей «второй природы» - материальной культуры – производство вещественности органически связано с наделением ее метафорической образностью.

Народное творчество явилось исторической основой художественной образности в дизайне. Его изначальные принципы обозначились в период формирования мифологии. Более высокой ступенью ее развития явился анимизм, когда человек стал отделять «идею» вещи от самой вещи. Мифологическое мышление очень рано пришло к разного рода историческим и космогоническим обобщениям. В результате мифологического мышления у древних людей возникает религиозное мировоззрение, суть которого заключается в олицетворении стихий природы богами: возникает политеизм. Религиозное восприятие естественной природы распространяется и на искусственно созданную человеком природу.

Вещь в древней культуре была метафорическим выражением космологических представлений. В керамических сосудах Древней Греции, русских прялках, народных вышивках и др. показана эволюция народного сознания, выраженная через метафорическое представление их о мире. До стадии научного осмысления метафоры был интуитивный опыт. Метафора в то время была связана непосредственно с мифом как по происхождению, так и по семантической сущности. Миф сам по себе был метафорой, и язык мифологической стадии развития был целиком метафоричным.

В большинстве бытовых изделий, создаваемых древним человеком, приоритетной была полезная функция. Однако создавались и такие изделия, в форме которых утилитарная функция была завуалирована пластической выразительностью какого-либо изображаемого живого существа. Как писал Б.А.Рыбаков, очень интересные изделия в этом плане были  изготовлены в X-XIII веках и найдены на территории России. Раскопки показали, что многие предметы, повседневно служившие человеку, украшались причудливой резьбой с изображением животных и растений. Излюбленными сюжетами служили образы «лют зверя» и грозного чудовища-дракона. Эти сюжеты хорошо известны в языческом мифотворчестве древних славян. В качестве сюжетов служили также и русалки. В форме звериных или птичьих голов вырезались навершия для рукоятей конских плеток, посохов, пишущих инструментов. Украшая свой дом, утварь, посуду, сани и многое другое, древние русские мастера одновременно поэтически воспевали в вещах природу. На браслетах-обручах чаще всего изображались символы воды: плетенка, волнистый узор, змеиные головы. Изображения были связаны с ритуальными плясками в честь русалок - добрых божеств плодоносной воды [1].

Все эти и многие другие факты свидетельствуют об историческом формировании культурного ландшафта, под которым понимается измененная       человеком земля и все его материальное окружение, которые народ приспосабливает в течение многих поколений для удовлетворения своих физических и духовных запросов. Особая ценность культурного ландшафта каждого народа заключается в том, что в нем можно наблюдать и творчески использовать гармоничное сочетание поселений, их планировки и интерьеров с традиционной системой сельскохозяйственной, промысловой и социально-культурной деятельностью в целом. Многие жилые дома, хозяйственные и культурные объекты являются подлинными шедеврами зодчества. В качестве конкретных примеров могут служить многие регионы Русского Севера. Их аутентичность (подлинность) подтверждается наличием исторически достоверных источников.         

Очень интересным представляется сделанный в древности русскими мастерами ковш в виде утки. Не случайно он обратил на себя внимание многих исследователей народного искусства, в том числе и В.С. Воронова. Это удивительный пример, где художественный образ усиливает функциональную выразительность вещи. Именно ныряющая утка наиболее близко ассоциируется с зачерпывающим воду ковшом. Однако наряду с ковшом в виде утки существовали и ковши в виде коней, а также ковши с ручками в виде голов орла, барана и других животных. Из дерева также изготавливались настенные вешалки с навершиями, изображающими, например, голову рыси или человеческую личину [2].         

В этом контексте особенно интересным представляется высказывание Воронова: «Старая деревянная посуда дает нам образцы высокого художественного качества. Вырезанные ножом из целого дерева ковш с конскими головами; малые черпаки со стройными фигурными и прорезными ручками, представленные в сотнях оригинальных вариантов; скопарки, гениально воплощенные в форму водяной птицы, длинный клюв которой и плоский хвост служат двумя ручками этого сосуда; многообразные солоницы в форме так называемых «уточек» - вся эта многочисленная группа фигурной посуды вводит нас в область изумительной конструктивной фантазии, остроумного и умелого владения формой и развитого художественно вкуса. Какой-то особенный отпечаток отрезвленной фантастики свойственен всем этим памятникам.  Древние символические черты, присущие их облику, приняты, преобразованы и растворены в практических бытовых формах... Глиняная посуда в своих формах дает еще больше звериных и птичьих подобий: баранчики, свинки, орлы, петухи, львы, человеческие фигуры являются постоянными прообразами тех сосудов, которым художник хотел придать, в отличие от простейших кринок, корчаг и горшков, более декоративные и богатые формы» [2, с. 64]. 

А.И.Некрасов, демонстрируя вышеотмеченную мысль, писал в своих исследованиях, касающихся образности народного искусства, следующее: «Центральные губернии в своей керамике знают изображение льва. Почти все его туловище состоит из головы с косматой гривой: коротки и толсты лапы, комком собрана спина… как будто неподвижный рыхлый ком глины… Движения нет и мираж монстра делается еще привлекательнее…Стоящие петушки и мелкие птички никогда не скачут; они так же монументальны и общи по своим формам, как и львы…Вот на крышке фаянсовой вазы…сидит странная птица с двумя птенцами; у них головы женщины. Это Сирины…В общих чертах дается тяжелая, но совершенно круглая форма, а в курносом лике чувствуется предательски русский тип» [3, с. 90]. Выводом из сказанного может служить его же высказывание «…если есть народ, будет и его искусство, которое перерабатывает всякую смесь и создает то искусство, которое ему нужно, укладывается в его социальную и хозяйственную жизнь. Пусть изменяется деревня и образ жизни крестьянина; с ними изменится и тот образ, которым крестьянин художественно воспринимает мир» [3, с. 158].

В определении образности народного искусства огромную роль играют поэтические тропы, в частности, метафора. Проблема метафоры в фольклоре и дизайне в настоящее время представляется весьма существенной, поскольку она является своеобразным синтезирующим, организующим инструментом, соединяющим материальную и духовную среду бытия человека в художественное целое. В этом плане метафора становится языком межнационального, национального, этнического и регионального общения           [4].         

При рассмотрении исторических этапов становления метафорической образности наблюдается зарождение художественного начала и в техническом творчестве; в создании ремесленных инструментов, сельскохозяйственных орудий и изделий домашнего производственного труда представление о том, как использовались эти орудия труда, складывалось под впечатлением зрительной оценки их пластической формы. Так, у средневековых клещей, предназначавшихся для вытягивания металлических прутьев из-под резцов, захватывающая часть решалась с выразительным напоминанием птичьего клюва. Или вводился мотив птичьей головы в композицию коромысла весов, с четко различаемым глазом и острым клювом. Мастерам удалось пластически выразить функцию предмета, подчеркнуть конструктивные особенности весов с помощью поэтического образа [5].

Интересной работой воспринимается выпускаемый в XVIII веке в России фрикционно-винтовой пресс, форма которого   несет   в себе ярко выраженное антропоморфное начало, ассоциируясь с фигурой поднявшего руки человека. широко расставившего опоры-ноги. Конструкция пресса облегчена кверху и утяжелена книзу. Подсмотренное у природы разумное и экономичное расходование материалов и система его организации в единую тектоническую структуру представляют собою одно из ранних проявлений того направления, которое в дальнейшем предопределило влияние бионики на формообразование промышленных изделий. В дизайне такое направление носит стилевой характер и назывется  биоморфизмом. Основную роль образно-стилевой связи технического изделия и природы в биоморфизме играет метафора [6].

Вхождение дизайна в третье тысячелетие предполагает новый взгляд на проблемы художественной образности, что предопределяется осознанием двух важнейших факторов современного мирового процесса. С одной стороны это стремительное течение научно- технического прогресса, а с другой – вызванные им социальные и экологические изменения. Наука и техника в современном обществе возвысились над человеком, а технократическое мышление начинает утрачивать свою гуманистическую ориентацию, становясь особым мировоззрением, приматом средств над целью, цели над смыслом и общечеловеческими интересами, смысла над бытием и реальностями современного мира. Индустриальная цивилизация, давшая нам столько благ, при соблюдении только практических, утилитарных приоритетов, может сегодня пагубно сказаться на состоянии окружающей среды.  Поэтому  сегодня особенно актуальное звучание имеет «метафорический дизайн», ибо на феномене метафоры сосредоточили своё внимание философы, логики, психологи, лингвисты, литературоведы и др.     

В настоящее время как никогда важным становится обращение дизайнеров к основам народного творчества, то есть к фольклору, насыщенному метафорическими смыслами. В их контексте можно увидеть не только гармонию человека и природы, которой  не хватает современному обществу, но и найти источник формотворческих идей, обогащающих проектную национальную культуру, идентифицирующих истинную национальную линию.

 

Литература:

1. Рыбаков Б.А. Русское прикладное искусство X-XIII веков. Изд-во «Аврора», Л., 1970 . - 128 с.

2. Воронов В.С. О крестьянском искусстве. М., Советский художник, 1972. - 350 с.

3. Некрасов А.И. Русское народное искусство. М., Гос. изд., 1924. -  164 с.

4. Жердев Е.В. Метафора в дизайне. Учеб. пособие. Издание -3. – М., Архитектура – С, 2012.  - 464 с. 

5. Жердев Е.В. Народные художественные промыслы как архетип формирования национальной линии в отечественном дизайне // Декоративное искусство и предметно-пространственная среда. Сборник научн. трудов МГХПУ им. С.Г.Строганова, М., 2005, с.15-24.

6. Жердев Е.В. Образность народного искусства: метафора в фольклоре и дизайне. // Декоративное искусство и предметно-пространственная среда. Вестник МГХПА. 4/ 2014. – с. 167-181.

 

УДК 374.3

 

СОДЕРЖАНИЕ И СТРУКТУРА ЭКОЛОГО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СРЕДЫ ОРГАНИЗАЦИЙ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ДЕТЕЙ И МОЛОДЁЖИ

 

С.С. Кашлев Ю. М. Гришаева К.В. Вишневская

МГОУ, Московская область, Россия

skashlev@yandex.by.

 

Аннотация. В работе авторы проводят связь между понятиями «образовательной среды» и «образовательным пространством», рассматривают структуру и аспекты содержания эколого-образовательной среды, проводят анализ объективных и субъективных педагогических условий. Предлагаются пути совершенствования эколого-образовательной среды, определяющие перспективы развития организаций дополнительного образования детей и молодёжи.

Ключевые слова: эколого-образовательная среда, образовательная среда, образовательное пространство, экоцентризм, объективные педагогические условия, субъективные педагогические условия.

Abstract. In this paper, the authors draw a connection between the concepts of “educational environment” and “educational space”; considered the structure and aspects of the content of the ecological educational environment; analyzed the objective and subjective pedagogical conditions. The ways of improving the ecological-educational environment are proposed, which determine the prospects for the development of institutions of supplementary education for children and young people.

Keywords: ecological-educational environment, educational environment, educational space, ecocentrism, objective pedagogical conditions, subjective pedagogical conditions.

 

Чрезвычайно актуальной сегодня и в то же время стратегической на перспективу является деятельность педагогов организаций дополнительного образования (далее - ОДО) по рефлексии и обобщению инновационного опыта создания и развития эколого-образовательной среды как фактора повышения качества дополнительного образования детей и молодёжи, его адаптации в массовую практику обучения и воспитания. Осознанию, конкретизации названных задач способствует определение сущности, содержания и структуры эколого-образовательной среды.

Понятие «образовательная среда» является синонимом понятия «образовательное пространство». Образовательное пространство определяется, как специально организованная педагогическая среда, структурированная система педагогических факторов и условий становления личности. Образовательную среду можно трактовать, как целенаправленно создаваемую педагогом, участниками педагогического процесса совокупность оптимальных условий развития человека, личности. Синонимичными образовательной среде являются понятия «педагогическая среда», «воспитательная среда».

Эколого-образовательную среду допустимо определить, как целенаправленно создаваемую педагогами и другими участниками педагогического процесса комплекс оптимальных условий формирования экологической культуры личности, эффективного осуществления процесса экологического образования.

Ряд исследователей (Е.П.Белозерцев [1], В.А.Сластенин, Е.Н.Шиянов [2]  и др.) признаками образовательного пространства (среды) называют следующие аспекты: протяженность; структурированность; взаимосвязь и взаимозависимость элементов; организованность; содержательность и др.

Слагаемыми (компонентами) эколого-образовательной среды организаций дополнительного образования детей и молодёжи являются: контингент обучающихся; педагоги, администрация;  цели и задачи организаций дополнительного образования, цели и задачи экологического образования; педагогические условия развития обучающихся; содержание педагогического взаимодействия; программное обеспечение; педагогические средства; культивируемые в педагогическом процессе методы и технологии; учебный эколого-биологический комплекс; эстетика пространственного окружения обучающихся в организации дополнительного образования; атмосфера педагогического общения и др.

Содержание эколого-образовательной среды организаций дополнительного образования детей и молодёжи складывается из таких аспектов, как: общечеловеческие ценности (человек, природа, мир, отечество, культура, знания, труд, семья); устойчивое развитие; экоцентризм (эко-гуманитарная модель взаимодействия человека и природы); экологическая культура;  экологический императив («та граница допустимой активности человека, которую он не имеет права переступать ни при каких обстоятельствах»);  «зеленая аксиома» (взаимосвязь экологического и нравственного императивов – осознание человеком границ дозволенного в его взаимодействии с природой). [3]

Ключевым понятием, определяющим сущность и содержание образовательной среды, эколого-образовательной среды, является термин «педагогические условия». Педагогические условия мы трактуем как целенаправленно создаваемую участниками педагогического процесса (прежде всего, педагогом) среду, обстановку педагогического взаимодействия.  Это обстоятельства, обстановка, среда, в которых находятся педагог и обучающиеся, и которые обусловливают реализацию педагогических целей и задач. Педагогические условия можно представить как комплекс, систему педагогических средств, целенаправленно отбираемых и простраиваемых педагогом в целях развития обучающихся. Это педагогические средства, которые отобраны и реально используются педагогом в организации педагогического процесса. Сам педагогический процесс, педагогическое взаимодействие являются стратегическими педагогическими условиями.

Педагогические условия – это требования, правила, соглашения в реализации педагогического взаимодействия, организации и осуществлении педагогического процесса между его участниками; это явления, взаимосвязанные между собой, определяющие эффективность организации педагогического процесса, развития (изменения состояния) обучающихся.

Педагогические условия можно классифицировать на объективные (их создание напрямую не зависит ни от педагога, ни от обучающихся) и субъективные (создаются непосредственно педагогом и обучающимися).  Субъективные педагогические условия в свою очередь можно подразделить на внутренние (они создаются непосредственно обучающимися) и внешние (создаются педагогом).

К объективным педагогическим (опосредованным педагогическим) условиям, из которых складывается эколого-образовательная среда, можно отнести сложившуюся современную социокультурную, экологическую ситуацию в стране и мире; устойчивое развитие, охрану окружающей среды и экологическое образование как стратегические направления деятельности государства; состояние развития педагогической науки, в частности, теории и практики экологического образования; материально-техническую базу экологического образования организаций дополнительного образования детей и молодежи; разработанность и описание разнообразных инновационных методов и приемов, технологий формирования экологической культуры личности; наличие в организации образования экологически компетентных педагогов и др. [4]

Внутренними педагогическими условиями, создаваемыми участниками педагогического процесса для себя или находящимися внутри них (внутренние психологические процессы, механизмы), являются их наследственность; ценностные экологические ориентации; достигнутый уровень развития экологической культуры, образования, воспитания, уровень культуры, уровень развития мышления, памяти, речи, воображения, других психических процессов; их мотивация в экологической деятельности; отношение, интерес к природе, экологическим проблемам, к экологической деятельности, процессу экологического образования; способность к рефлексии своего взаимодействия с природой, своей экологической деятельности; экологическая, эколого-педагогическая компетентность и т.д.

Внешними (по отношению к обучающимся) педагогическими условиями, целенаправленно создаваемыми педагогом  для развития обучающихся (они и составляют педагогический процесс), являются следующие: осуществление педагогической диагностики уровня развития экологической культуры;  осуществление целеполагания в процессе формирования экологической культуры обучающихся;  организация целенаправленного общения обучающихся с природой; организация разнообразной экологической деятельности обучающихся; отбор экологически ориентированного содержания педагогического процесса; осуществление межпредметных связей в процессе формирования экологической культуры; широкое использование природы как средства развития экологической культуры; использование искусства в процессе формирования экологической культуры; организация мыследеятельности обучающихся в процессе экологического образования; организация смыслотворчества обучающихся в процессе экологического образования; создание ситуации успеха обучающихся в экологической деятельности; организация диалога и полилога в процессе формирования экологической культуры; диалогическое пространственное размещение в учебной аудитории участников педагогического процесса;  широкое использование в процессе формирования экологической культуры обучающихся инновационных педагогических  технологий и методов, в частности, интерактивных; организация рефлексивной деятельности участников процесса экологического образования; взаимодействие педагогов и родителей в процессе формирования экологической культуры обучающихся и др.

Объективные и внешние субъективные педагогические условия детерминируют внутренние субъективные условия. Таким образом, положительная мотивация к экологической деятельности, конструктивное отношение к природе, стремление обучающихся создавать условия своего развития во многом обусловливаются эстетичным и оборудованным учебным кабинетом, удобной мебелью, оптимальным освещением, использованием технических средств, компьютеров, диалогическим пространственным размещением обучающихся в классной комнате, четкой организацией взаимодействия с педагогом, созданием ситуации успеха в деятельности, организацией полилога и диалога, смыслотворчества обучающихся, организацией их рефлексивной деятельности и т.д.

Критериями выявления состояния развития эколого-образовательной среды в ОДО детей и молодёжи можно назвать: уровень общей и экологической культуры обучающихся;  уровень эколого-педагогической компетентности педагогов; реализация эко-гуманитарной парадигмы экологического образования; стабильность деятельности;  чёткие и ясные перспективы развития ОДО;  полностью сформированный и достоверный контингент обучающихся; стабильный и высокопрофессиональный контингент педагогов;  постоянное развитие и совершенствование материально-технической базы и др. [5]

Среди путей совершенствования эколого-образовательной среды, определяющих перспективы развития организаций дополнительного образования детей и молодёжи выделим: целенаправленное проектирование эколого-образовательной среды; перспективное планирование деятельности организации; совершенствование способов формирования контингента обучающихся; заключение договоров с вузами на целевую подготовку специалистов ОДО; конструктивное взаимодействие с образовательными организациями разных уровней системы образования; оптимизация научно-исследовательской работы; совершенствование научно-методической работы; организация диалогического пространственного размещения участников педагогического процесса в учебных аудиториях; постоянное использование в педагогическом процессе продуктивных педагогических методов и технологий; повышение уровня финансирования деятельности ОДО и др.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 19-013-00322 А «Поликультурное проектирование экологического развития личности в цифровом образовании»

 

Литература:

[1] Белозерцев Е. П. Образ и смысл русской школы: очерки прикладной философии образования / Е. П. Белозерцев. — Волгоград : Перемена, 2000. — 460 с.

[2] Сластенин В. А., Шиянов Е. Н. Педагогика / В.А. Сластенин. Е. Н. Шиянов - М.: Магистр-Пресс, 2013. - С. 229 - 247.

[3] Гришаева Ю.М. О роли экологического образования в становлении профессиональной компетентности специалиста // Вестник Московского государственного областного университета. Серия: Педагогика. 2014. № 1. с. 11-16.

[4] Чаус, Б.Ю. Моделирование экологической работы в системе дополнительного образования // Сборник материалов V Международной научно - практической конференции «Наука и современность» - 2014: в 3-х частях. Часть 1 / Под общей редакцией С.С. Чернова. Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2010. С.410-414

[5] Гришаева Ю.М. Социокультурное и информационное пространство мегаполиса как фактор воспитания экологической культуры детей и молодежи» // Вестник Международной академии наук. Русская секция, 2013. № 1. С. 29–31.

 

УДК 159.99; 378

 

РЕПРЕЗЕНТЦИЯ ПРОФИЛЯ СОЦИАЛЬНО-БЛАГОПОЛУЧНОГО РОССИЯНИНА ГЛАЗАМИ СТУДЕНТОВ*

 

Т.В. Конюхова1, Е.Т. Конюхова2

1Национальный исследовательский Томский политехнический университет, Томск, Россия

konykhova@tpu.ru

 

2НФИ Кемеровский государственный университет, Новокузнецк, Россия

konоjuhova50@mail.ru

 

REPRESENTATION OF A PROFILE OF A SOCIALLY AND WELLBEING RUSSIAN FROM VIEWPOINT OF STUDENTS

 

T.V. Konyukhova1, Е.Т. Konyukhova2

1Tomsk Polytechnic University, Tomsk, Russia

konykhova@tpu.ru

 

2Kemerovo State University in Novokyznetsk, Novokuznetsk, Russia

konоjuhova50@mail.ru

 

Аннотация. Жизненные ориентиры и установки, закладываемые студентами в конструировании своего будущего, определяются их пониманием благополучия с позиции личности и социума. Доминантными чертами социально-благополучного человека сегодня являются принятие себя, самореализация, доброжелательность, удовлетворение своих потребностей.

Ключевые слова: благополучие личное и социальное, фрустрирующая ситуация, студенты, копинг стратегия, потребности.

Abstract. Life attitudes laid by students in constructing their future are determined by their understanding of wellbeing from a position of personality and society. Nowadays the dominant features of a socially wellbeing person are self-acceptance, self-actualization, benevolence, and satisfaction of their needs.

Key words: personal and social wellbeing, frustrating situation, students, coping strategy, needs.

 

Конструирование будущего для человека начинается в моменте настоящего. Студенты, как категория граждан, на которых в ближайшее время будет возложена полная ответственность за конструирование своего будущего, неразрывного связанного с будущем страны, формируют репрезентации того, каким они видят благополучного и счастливого человека. Не секрет, что последние годы Россия находится в кризисе. Страна испытывает трудности, связанные с принятием санкций как со стороны США, так и ряда стран ЕС, которые, в совокупности с рядом других факторов привели к экономическому кризису в стране, нестабильности на рынке занятости, снижению материального благополучия и, как следствие, социальному напряжению. Нельзя сказать, что текущий кризис является критическим и может кардинально отразится на благополучии граждан. Однако, его отголоски встречаются повсеместно и накладывают отпечаток на общее социальное и личное благополучие, межличностное общение, качество жизни как россиян в целом, так и студентов в частности. Именно поэтому актуальными становятся изучение вопроса психологического аспекта зависимости непростой социально-экономической составляющей жизни общества и личного благополучия человека, которые в совокупности позволяют составить профиль социально-благополучного россиянина будущего.

Социально-личное благополучие, которое мы изучали среди студентов, обеспечивает личностный рост [1], стремление человека к комфорту, защищенности, уверенности в будущем, переживания ощущения счастья [2]. Современная ситуация развития общества характеризуется наличием разнообразных факторов, затрудняющих достижение личного благополучия. В числе этих факторов важную роль играет наличие фрустирующей ситуации, которая социальна по происхождению [3], затрудняет удовлетворение потребностей, планов личности [4], ограничивает продвижение к благополучию.

Понятие благополучия рассматривается в контексте изучения счастья и представляется собой сложную взаимосвязь социокультурных, психологических, экономических факторов, обеспечивающих достижение всех благ (например, здоровье, имущественное благосостояние, хорошие взаимоотношения и др.), к которым стремится человек.

Критериями благополучия выступают успешность индивида, переживание им счастья, удовлетворенность его основных потребностей, психологический комфорт, низкая социально-психологическая фрустрированность. Определяя социально-личное благополучие как сложно-компонентное образование, выделяем его функции:

регулятивная функция позволяет регулировать взаимоотношения в социуме,  удовлетворенность потребностей, социальную фрустрированность;

функция управления определяет выбор поведенческой стратегии, копинг стратегии, становление целей жизни,  социализацию в обществе;

функция развития обеспечивает возможности личностного роста, взаимодействие с социальным окружением, самореализацию.

Программа исследования для последующего составления профиля была построена на использовании следующих методов: методика «Диагностика уровня социальной фрустрированности» Л.И.Вассермана, методика «Шкала психологического благополучия» К. Рифф, методика «Удовлетворенность основных потребностей» А, Маслоу, метод «Семантического дифференциала». В качестве методов статистической обработки результатов использовались критерии различий, контент-анализ, коэффициент ранговой корреляции Спирмена. Статистическая обработка полученных результатов проводилась с помощью программы SPSS22 для Windows.

Объектом исследования стали 109 бакалавры и магистранты дневного отделения одного из сибирских вузов в возрасте от 20 до 30 лет, из которых 42% - мужчины и 58% - женщины.

Полученные результаты позволили нам составить репрезентацию профиля социально-благополучного россиянина глазами современных студентов. В данный профиль были включены характеристики, включающие маркеры параметров, обусловливающих субъекту благополучие и выбор позитивного функционирования в жизни.

Профиль испытуемого с высоким уровнем благополучия представляет следующие особенности: описывая свое состояние, переживания, поведение, взаимодействие с окружающей средой, человек чаще использует понятия, характеризующие эмоционально-аффективную сферу жизни: радость, счастье, интерес, удовлетворенность и др. В его оценках прослеживается иногда желание выглядеть и казаться благополучным, самодостаточным. Такой человек ориентирован на удовлетворение потребности в уважении, стремится выстраивать конструктивно надежные отношения с окружающим миром. Высокую оценку своего успеха воспринимает с позиций реального вклада, адекватности вложенных усилий и успешности. Проявляя активность в направлении личностного роста, развития своего ресурса, максимально рассчитывает свои возможности для разрешения возникающих конфликтов, рефлексии, анализирует возможные риски со стороны социальных изменений в обществе, готов к неблагоприятным обстоятельствам. Принимает себя таким, какой есть, ориентирован на адекватную оценку своих нежелательных в социуме особенностей, проявляет желание и готовность измениться. Обладает развитыми социально-коммуникативными навыками, ощущает внутреннее спокойствие при взаимодействии с коллегами.  Значимым фактом становится включенность в различные социальные группы, готовность действовать и своевременно реагировать на жизненные обстоятельства. Такому типу свойственно доброжелательное отношение к родителям, семье, что закрепляется в субъективном ощущении самоценности и возможности активно реализовать себя в социуме, влиять на существующие обстоятельства в окружающей среде. Рациональное отношение к возникающим трудностям связано с адекватной оценкой собственных возможностей изменения ситуации. Удовлетворяя свои социально-экономические потребности, субъект оптимистично оценивает перспективы жизни, считает ее интересной и благоприятной, ориентирован на получение образования, совершенствование своего профмастерства, информированности, демонстрирует рационализм, предприимчивость для достижения результата. Респонденты данного типа адекватно определяют свои цели жизни, пути самореализации, удовлетворенность физическим здоровьем, работоспособностью, которые, несомненно, сказываются и отражаются на уровне социально-личного благополучия индивида.

 

Литература:

[1] Ryff C.D., Psychological well-being // Encyclopedia of gerontology: Age, aging, and the aged  San Diego, CA: Academic Press, 1996. P. 365-36.

[2] Konyukhova T., Konyukhova E., Kashpur V., Lokotosh J., The Determinants of Human Wellbeing in Professional Activities // The European Proceedings of Social & Behavioural Sciences (EpSBS). 2017. Vol. XIX: Proceedings of the III International Scientific Symposium on Lifelong Wellbeing in the World (WELLSO 2016). P. 344-348. Doi: http://dx.doi.org/10.15405/epsbs.2017.01.46 (дата обращения: 09.05.2019).

[3] Налчаджян А.А., Психологическая адаптация. Механизмы и стратегии. М.: Эксмо, 2010. 368 с.

[4] Василюк Ф.Е., Психология переживания (анализ преодоления критических ситуаций). М.: Изд-во Московского университета, 1984. 200 с.

 

УДК 7.012

 

АКСИОЛОГИЯ КУЛЬТУРЫ ГОРОДСКОГО ПРАЗДНИКА: ПРОБЛЕМА ИДЕНТИФИКАЦИИ (НА ПРИМЕРЕ ТЕКСТИЛЬНОГО ДЕКОРА)

 

Мурашкин И.С.

Московский государственный институт культуры, Москва, Россия

inngvar@gmail.com

 

Решетова М. В.

Московский государственный институт культуры, Москва, Россия

reshetovam@inbox.ru

 

Аннотация: В статье раскрывается сущностная категория акцидентной графики как уникального идентификатора современной  отечественной культуры. Текстильный декор и костюм выступают одним из элементов визуальной культуры и носителями семантических текстов, выраженных в символике орнаментов и шрифтовых формах.

Ключевые слова: текстильный декор, символика акцидентного шрифта,  культура городского праздника

Abstract: The article reveals the essential category of accident graphics as a unique identifier of modern Russian culture. Textile decor and costume are one of the elements of visual culture and carriers of semantic texts expressed in the symbolism of ornaments and font forms.

Key words: textile decor, symbolism of the accidental font, culture of the city holiday

Одним из центральных вопросов средового дизайна является соотношение событийного и традиционного духовно-нравственного в культуре народа. Темпы современного промышленного прогресса и актуальность непрерывности бытия наиболее контрастно позиционируют себя в условиях праздника. В его оформлении превалирует чаще всего материалы временного (т.е. событийного) декора, способного продуцировать различные эффекты, направленные на остроту темпоральных ощущений. 

Особое место занимает художественный текстиль, который с одной стороны, отражает новейшие техники и технологии производства материалов и их современные эстетические предпочтения, а с другой может заключать в себе образно-символический смысл и символику культурного бытия [1,2,3].

Следовательно, эстетика и семантика текстильных изделий различного назначения (костюм, сценический декор, детали интерьерных и экстерьерных пространств, и т.д.) приобретает особое значение придавая празднику тот или иной национальный колорит. Так, например, известно,  что в настоящее время приобрели известность помещения стилизованные под старину т.п. (Пример декор кафе «Тарас Бульба» в украинском стиле). Для поддержания образа кафе предложено внедрить в среду интерьера украинскую праздничную одежду с характерным орнаментом, а также покрывала и декоративные подушки. Входная зона кафе украшена флористическими композициями из цветов, включающих в себя декоративный текстиль. Цвет композиций вторит декоративным таписсерийным формам штор, несущих праздничный орнамент мероприятия.

 Особые свойства текстильных материалов задействованы в праздничной среде  являются их историчность, соединенная с новейшими технологическими достижениями, которые могут сообщить им новые свойств [4,5,6,7].

До наших дней текстильный вид таписсерийных искусств дошел в многообразии форм и технологий. Но вместе с тем, отечественная культура стремиться сохранить свою идентичность, сформировавшаяся на протяжении веков, что отчетливо прослеживается в искусстве народного костюма. Именно последний, как отмечено выше, играет своеобразную роль в различных досуговых учреждениях.

 Актуальность культурной идентификаиции праздничной среды,  подчеркивается многими исследователями (Сидоренко В.Ф., Генисаретский О.И.  «Философия проектности», Кондратьева К.А. «Экологический дизайн»). В стратегии современной культурной политики (Распоряжение Правительства РФ от 29.02.2016 N 326-р (ред. от 30.03.2018) «Об утверждении Стратегии государственной культурной политики на период до 2030 года») отмечается важность сохранения и функционирования исторического и культурного наследия, обеспечением равного для всех доступа к культуре, поддержкой искусства и всех видов творчества, а также с культурным присутствием в других странах и влиянием на них.

Дизайн праздничной среды представляют собой широкое поле, богатое семиотическими и визуальными связями. Цитирование выполняет значительную роль в формировании визуального языка современного дизайна и становиться характерной чертой не только раннего постмодернизма, но и поздних его проявлений. Одним из основных принципов  организации праздничного пространства становится принцип дополненной реальности [8], который заключается в создании дополнительных визуальных (медиа-, звуковых, световых и т.п.) эффектов с применением техники монтажа, коллажа и пр..

Подобное проектирование часто связано с необходимостью либо выделения или даже дополнения за счет световых эффектов уже существующих конструкций либо сокрытие тех или иных частей уже существующих архитектурно-дизайнерских объектов. Примерами подобных ситуаций могут служить проекты, разрабатываемые для организации и проведения отдельных мероприятий (деловых и праздничных), моделирование досугово-рекреационных пространств, зон релаксации.

Графический дизайн гармонизирует среду локального городского праздника, создает художественно-композиционные взаимосвязи всех графических объектов-носителей (как непосредственно объектов истории и культуры – объектов городской среды, так и специально подготовленных для праздника вспомогательных материалов и художественных арт-объектов) в масштабе города; объединяет художественно-пространственную композицию, конструкции и оборудование, цветовую и световую среду, создает эмоционально-художественный образ, при полном обеспечении функционально-утилитарных требований сохранности и презентации определенных типов праздничных элементов в конкретной научной, сюжетной и художественно-выразительной композиционной системе.

Методика проектирования праздника на основе метода социокультурной идентификации включает в себя:

– экологический принцип. Рассматривает влияние экологической ситуации конкретной местности на форму костюма, таписсерии, акцидентного шрифта;

– принцип взаимодействия. Выстраивает сюжет мероприятия, последовательное раскрытие сюжета через нравственно-гуманистическое взаимодействие в сложных ситуациях;

– принцип позитивной интерпретации. Выявляет комплекс художественно-эстетических приемов для создания образа костюма, таписсерии, акцидентного шрифта;

– принцип аттрактивности. Выявление современных техник и технологий, использование новых приемов для повышения аттрактивности праздничной среды;

– принцип коммуникативности, предусматривает установление эмоциональной связи между личностным и социальным статусом праздничной событийности и т. д.

– принцип идентификации. В основе идентификаторов культуры лежат костюм, таписсерия и шрифт, где шрифт выступает в качестве коррелятора. Предусматривает включение в учебный процесс методики проектирования акцидентного шрифта на основе приемов взаимодействия форм буквы и объекта. Причем это влияние обоюдное и в объекте может читаться акцидентная форма.

В силу сказанного, представляется актуальной разработка универсального идентификатора культуры, способного охватить самые различные направления, и обладающий едиными идентифицирующими закономерностями  через эстетику, символику и семантику. К таковым относится акцидентный шрифт кириллицы.

 

Литература:

[1] Мурашкин И. С. Художественно-образные возможности кириллицы в современном графическом искусстве. Вестник МГХПА Декоративное искусство и предметно-пространственная среда ФГБОУ ВПО Московская государственная художественно-промышленная академия им. С. Г. Строганова, 1 Часть 1 / 2016. – С. 249 

 [2] Мурашкин И.С. Шрифт как отражение культурного генома народа. Вестник МГХПА Декоративное искусство и предметно-пространственная среда ФГБОУ ВПО Московская государственная художественно-промышленная академия им. С. Г. Строганова, 3 / 2015. – С. 385 

[3] Мурашкин И. С., Решетова М. В. Культурно-экологический подход в дизайне отечественного фирменного стиля. Проектная культура и качество жизни. 2015. № 1. – С. 108–121

[4] Мурашкин И.С., Решетова М. В. Праздничная среда города в культурном ландшафте России. – М.: Декоративное ис­кусство и предметно-пространственная сре­да. Вестник МГХПА. 2014. № 3 – С. 106–112

[5] Уваров В.Д., Решетова М.В., Мурашкин И.С. Синтез искусств: костюм, таписсерия, акцидентный шрифт как факторы событийности. – М.: Вестник славянских культур. 2018. Т. 49. № 3. – С. 268–276

[6] Уваров В.Д., Решетова М.В., Мурашкин И.С. Модификационный потенциал таписсерии и акцидентного шрифта в системе «человек – костюм – среда». – М.: Декоративное ис­кусство и предметно-пространственная сре­да. Вестник МГХПА. 2018. Т. 2. № 1. – C. 124–137

[7] Уваров В.Д., Решетова М.В., Мурашкин И.С. Информационный взрыв и новые технологии в преломлении гармонизующих средств дизайна (таписсерия и акцидентный шрифт). – М.: Дизайн и технологии. 2017. № 62 (104). – С. 114–121

[8] Моисеенко М.В. Основы композиционных взаимосвязей искусственной и естественной среды. // Вестник МГХПУ, Москва Международная конференция «Проблемы средового дизайна полиэтнических регионов России». 

 

УДК 008.2

 

КЛАССИЧЕСКИЙ ЦУГЦВАНГ: ТУПИК ИЛИ ДИЛЕММА?

 

И.П.Навка

Донецкий национальный технический университет, Донецк, ДНР

navka@donntu.org

 

Аннотация. В статье рассматриваются отдельные тезисы 50-того юбилейного доклада Римского клуба. Отмечены сложности в решении обозначенных в докладе глобальных проблем. Сформулированы постановочные вопросы для дальнейшей дискуссии.

Ключевые слова: финансовый капитал, цугцванг, финансовый олигархат, рентабельность, ядерный конфликт

Summary.  Separate theses of the 50th jubilee report of the Roman Сlub are considered in the paper. Difficulties in the solution of the global problems designated in the report are noted. Production questions for a further discussion are formulated.

Keywords: financial capital, zugzwang, financial oligarchy, profitability, nuclear conflict.

 

В комментариях к юбилейному докладу Римского клуба президент клуба г-н Фон Вайцзекер Э. отметил: «Соmе Оn!» - сильнейший текст, который я читал за последнее время. Его «можно считать авторитетным отражением взглядов самой передовой части мировой интеллектуальной и политической элиты». С этим нельзя не согласиться. Аргументы и логика безупречны. Четко определены векторы, ведущие к глобальному коллапсу: кризис экологический, социальный, политический, культурный, моральный кризис, кризис демократии, идеологий и капиталистической системы. Однако логика рассуждений не всегда заканчивается соответствующими выводами. Выстроенная иерархия угроз и выводов не всегда, на наш взгляд, соответствует реальной картине. Так угроза ядерной войны отнесена на второй план, определена термином «ядерный конфликт» с указанием наиболее вероятного сценария - между Индией и Пакистаном. Факт напряженности действительно существует. Но некоторые конспирологи в соцсетях комментируют его как «запланированный», «резервно-иллюстративный», возбуждение которого возможно способами внешнего воздействия (комментарии к теракту 14 февраля, унесшему более 40 жизней).

Вероятно,  угрозу ядерной войны и даже «ограниченного ядерного конфликта» следует рассматривать в ином ракурсе. Одной из объективных причин начала первой Мировой войны является конфликт между промышленным и финансовым капиталом, интересы которых наиболее концентрированно выражались в государственной политике Германии, с одной стороны, и Великобритании и Франции с другой. Россия в этой ситуации выглядела как площадка столкновения противоборствующих сторон и как будущая жертва послевоенного дележа. Последствия Версальского договора, наложенные на Германию, репарации и контрибуции, разграбление России привели к колоссальному обогащению финансистов Британии, Франции и, наибольшей степени, Соединенных Штатов Америки. Однако в 20-е - 30-е годы колоссальные объемы финансов не были реализованы по причине:

а) возникновения СССР, свернувшего к концу 20-х крупномасштабную концессионно-арендную экспансию финансовых компаний США в свою ресурсную базу;

б) неспособности финансового олигархата к цивилизованной организации рыночных отношений, управлению и регулированию мировым рынком в соответствии с правилами, провозглашенными А.Смитом, Д Рикардо и прочими апологетами либеральной идеологии. Разразился мировой кризис. К концу 30-х 75% мировых активов (кроме СССР) оказались нерентабельными. Был найден единственный выход-война. Не утруждая себя поисками моделей, был избран испытанный вариант - столкновение Германии и России (СССР). Война состоялась. Итоги известны. Финансовый олигархат США не просто обогатился: он стал доминирующим на планете. Финансирование восстановления разрушенной войной Европы (план Маршала) обеспечило тотальное подчинение западноевропейских стран американскому диктату. Доллар стал мировой валютой. Новый цикл господства спекулятивного финансового капитала после известных перипетий привел к кризису 2008 года, кризису тлеющему, усиливающемуся, проявляющемуся во всех сферах общественной жизни, что позволяет делать вывод о вырождении капитализма, как системы, как общественного уклада. Крах финансовой олигархии? Но в докладе подчеркивается, что «они сделали себя слишком большими, чтобы проиграть», « - или чтобы отправиться в тюрьму». Пользуясь шахматной терминологией – классический цугцванг. Напрашивается вопрос: «Где выход?» Ответ: «Война. Локальный (желательно) ядерный конфликт». «Где?»  «Не утруждая себя поисками, проще всего использовать испытанные лекала, дважды (!) дававшие чрезвычайно выгодный результат финансовому капиталу США».

Продвижение НАТО на Восток, размещение системы ПРО в Восточной Европе с возможностью использования установок для ракет наземного базирования, «Брекзит» как заранее спланированный акт, налаживание в США серийного производства ядерных боеприпасов малой мощности до 5 килотонн, развал договора по РСМД, пессимистические прогнозы относительно договора по СНВ-3 и еще множество аргументов, присутствующих в экспертной среде, вынуждают думать и говорить о бдительности. Символично, что в числе аргументов в начале 2019 г. фигурирует факт: 76% мировых активов не рентабельны. Но нас особо тревожит фактор Украины, как «взведенного курка», возможного детонатора.

Изложенная версия подвергает сомнению предложенный в докладе вывод о том, что «кризис не цикличный, но усиливающийся». Вероятно, цикличность присутствует. Необходимо только расширить рамки исследуемого контекста.

В числе прочих оснований глобальной угрозой, по мнению авторов, является угроза экологического планетарного коллапса. Эта сквозная тема доклада, тема, «прошивающая» проблемы экономики, климата - всей совокупности поднимаемых в докладе проблем.

В докладе на Международной конференции в г. Сухуми (октябрь 2016) автор сделал попытку анализа результатов Парижского мирового саммита по вопросам экологической безопасности и прогнозных предложений ожидаемых результатов. Вывод пессимистический: институционально-бюрократический вариант решения глобального экологического кризиса обречен на провал. Достаточно сказать, что в рамках Парижского соглашения есть два десятка действующих институций: секретариат, два вспомогательных органа (для «консультирования по научно-техническим аспектам» и «по осуществлению»), четыре фонда (Глобальный, Зеленый климатический, Специальный фонд для борьбы с изменениями климата, Фонд для наименее развитых стран), более десятка исполнительных комитетов и исполнительных органов, и много других, состоящих в сложноподчиненных отношениях, определяемых невразумительными формулировками». Одновременно с этим Соглашение постановляет укрепить механизм по технологиям (ст. 67) и «постановляет учредить Парижский комитет по укреплению потенциала, целью которого будет устранение пробелов и удовлетворение потребностей, как текущих, так и возникающих, в области осуществления деятельности по укреплению потенциала, в том числе с точки зрения обеспечения согласованности и координации деятельности по укреплению потенциала согласно Конвенции» (ст.72) [2].

Целью и основной задачей этого рыхлого, разобщенного нагромождения финансово - бюрократических органов была работа по подготовке «правил» и проекта решений, ратификация которых запланирована на 2020 год. Даже при условии развития прогресса в линейном режиме критерии устареют. При этом никаким образом нельзя игнорировать процессы, предполагаемые законом Мира и прогнозами Дэвида Хауса. Это подтверждено и в докладе Римского клуба: «Давайте будем честны: чтобы достичь целей Парижского соглашения, миру нужно пройти через быструю и фундаментальную трансформацию систем производства и потребления». Лозунг, способный украсить любую модификацию «Манифеста по спасению человечества». Практическое его воплощение возможно только с применением технологий будущего. Но, как справедливо отметил Г. Леонард в работе «Технологии против человека»: «Технологии морально нейтральны». «Готовы ли мы вместе отказаться от своего человеческого суверенитета в пользу обезличенной власти и технологий?» [3]. Возникает вопрос о выборе, ответа на который никто пока не знает.

 

Литература:

Вайцзеккер Э.У., Вийкман А. Давай же, вперед! Капитализм, близорукость, население и разрушение планеты. Юбилейный доклад Римского клуба, написанный к его 50-летию, которое отмечалось в 2018. [Электронный ресурс] Режим доступа:  http://www.roerich.com/zip3/_rome_50_.zip  (дата обращения: 25.01.2019)

Навка И.П. Перспективы преодоления глобального климатического кризиса (пессимистический прогноз) / И. П. Навка // Современные проблемы техносферы и подготовки инженерных кадров [Электронный ресурс] = Les problèmes contemporains de latechnosphère et de la formation des cadres d’ingénieurs : сб. тр. IX Междунар. науч.-метод. конф., 1-9 окт. 2016 г., г. Сухум / ГОУ ВПО "ДонНТУ" [и др.]. - Донецк : ДонНТУ, 2016. - С. 173-174.

Леонгард Г. Технологии против человека. – М.: АСТ, 2018. – 349 с.

 

 

УДК 37.01

 

МОДЕЛЬ ЭКОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПЕДАГОГА

 

А.А. Нестерова

УлГПУ имени И.Н. Ульянова, Ульяновск, Россия

a_saushkina@mail.ru

 

UlGPU named I. N. Ulyanov, Ulyanovsk, Russia

 

Аннотация: тезисы содержат авторский подход к пониманию эколого-педагогической ответственности педагога, определяются функции данного качества, в том числе в личностно и общественно значимом плане, предлагается модель эколого-педагогической ответственности педагога.

Ключевые слова: эколого-педагогическая ответственность педагога, функции эколого-педагогической ответственности.

Abstract: the theses contain the author's approach to the understanding of ecological and pedagogical responsibility of the teacher, the functions of this quality are determined, including in personal and socially significant terms, the model of ecological and pedagogical responsibility of the teacher is proposed.

: ecological and pedagogical responsibility of the teacher, functions of ecological and pedagogical responsibility.

 

Эколого-педагогическая ответственность – это интегративное профессионально и социально значимое морально-этическое качество личности педагога, которое проявляется в его готовности и способности осуществлять экологическое образование подрастающего поколения, предвидеть последствия своей эколого-педагогической деятельности, осознавать свой профессионально-личностный долг перед внутренними и внешними инстанциями с целью формирования экологической ответственности обучающихся.

Иными словами, эколого-педагогическая ответственность – это интегративное профессионально и социально значимое морально-этическое качество личности педагога, которое проявляется в его готовности и способности осуществлять эколого-педагогическую деятельность на основе: 1) системы теоретических экологических, мировоззренческих, нормативно-правовых знаний, знаний в области теории и методики экологического образования; 2) овладения технологиями взаимодействия с окружающей средой, методикой и передовыми технологиями экологического образования; 3) принятия ценности Природы как равной Человеку; 4) осознания своей сопричастности к изменению глобальной экологической ответственности общества; 5) устойчивой потребности в динамичном развитии экологической ответственности воспитанников и обучающихся, в качественном выполнении нормативных требований образовательных стандартов в сфере экологического образования и отвечать за её результаты перед самим собой и обществом.

Эколого-педагогическая ответственность как интегративное профессионально и социально значимое морально-этическое качество личности педагога выполняет несколько ключевых функций:

Ценностно-ориентирующая функция. Позволяет человеку ориентироваться в системе общечеловеческих («Природа – Человек – Общество») и педагогических ценностей. Принятие эколого-педагогической ответственности обусловливает выработку внутренних оснований предпочтения моральных ценностей, связанных с осознанием необходимости качественно выполнять профессиональную деятельность по формированию экологической ответственности обучающихся и других участников образовательных отношений. На основании такой системы ценностей происходит выявление наиболее значимых нравственных линий поведения педагога.

Гносеологическая функция. Эколого-педагогическая ответственность ориентирует личность педагога на познавание в результате практического освоения не только объективных характеристик процесса экологического образования, но и их смысла и взаимосвязей. Данная функция предопределяет совокупность личностно, социально и профессионально значимых этических знаний, принципов, норм, кодексов, которые формируют модель нравственного поведения педагога в процессе организации экологического образования обучающихся.

Регулятивная функция. Эколого-педагогическая ответственность регулирует поведение педагога в соответствии с правилами этики и нормативными требованиями, предъявляемыми к организации экологического образования в разных возрастных группах.

Оценочная функция. На основе принятия эколого-педагогической ответственности педагог оценивает и корректирует свою профессиональную деятельность и образовательные результаты обучающихся с позиций блага или вреда для окружающей среды.

Воспитательная функция. Эколого-педагогическая ответственность задаёт воспитательную систему собственных нравственных норм, привычек, обычаев, нравов, общепризнанных образцов взаимодействия с природой, что, в свою очередь, оказывает воспитывающее влияние на обучающихся.

Мотивационная функция. Эколого-педагогическая ответственность является решающим стимулом гражданской активности личности, определяющим её готовность действовать на основе свободного выбора и предвидения результатов эколого-педагогической деятельности.

Коммуникативная функция. Принятие эколого-педагогической ответственности оказывает существенное влияние на разнообразные формы и направления общения педагога, как в образовательном процессе, так и за его пределами.

Эколого-педагогическая ответственность как морально-этическое качество педагога значимое для предъявления перед двумя инстанциями: социумом и самим собой, поэтому она выполняет конкретный набор функций в общественно значимом и в личностно значимом аспектах. Рассмотрим функции эколого-педагогической ответственности в общественно значимом плане:

формирование экологической ответственности новых поколений для достижения в будущем устойчивого развития человечества и окружающей среды. Принимая во внимание точку зрения А.А. Сычева о типах модальности ответственности (ответственность за действительное, ответственность за должное, ответственность за возможное), мы рассматриваем эколого-педагогическую ответственность педагога как ответственность за возможное, поскольку педагог оказывается в ответе за то, что только может быть [1];

распространение идей экологической этики среди различных социальных групп, непосредственно не включённых в образовательные отношения: в семье обучающегося, в педагогическом коллективе, в учреждениях-партнёрах и т.п.;

инициирование и реализация эколого-ориентированных акций, исследовательских проектов, направленных на улучшение экологической ситуации в конкретном регионе, городе, посёлке и т.п.

Функции эколого-педагогической ответственности педагога в личностно значимом аспекте:

проектирование собственной, в т.ч. профессиональной деятельности на основе ценностей экологической и педагогической этики;

мобилизация на выполнение эколого-педагогической деятельности, достижение её результатов;

самоконтроль в ходе решения эколого-педагогических задач.

Модель эколого-педагогической ответственности включает в себя ряд компонентов, отражающих их взаимосвязи (рис. 1).

Рисунок 1. Модель эколого-педагогической ответственности педагога

Учитывая сказанное выше, можно говорить о необходимости формирования у представителей профессионального педагогического сообщества системы теоретических и мировоззренческих знаний в области устойчивого развития природы и общества и экологического образования (теоретический критерий); умений взаимодействовать с природной средой и методических умений в области экологического образования (деятельностный критерий); приобщать к эколого-педагогическим ценностям (аксиологический критерий); развивать чувство эколого-педагогического долга (деонтологический критерий).

Предлагаемый подход к пониманию эколого-педагогической ответственности педагога может послужить основой для проектирования образовательного процесса в педагогических вузах.

 

Литература:

 [1] Сычев А.А. Этика экологической ответственности: Монография/Сычев А. А. - М.: Альфа-М, 2014. – С. 44.

 

УДК 37.01

 

ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ВЫЗОВЫ И РИСКИ ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ МОЛОДЁЖИ В ВЕК ГЛОБАЛИЗАЦИИ

 

Т.Б. Оганян

ФГБОУ ВО «РГЭУ (РИНХ», Ростов-на-Дону, Россия

zaxarash@yandex.ru

 

FGBOU IN "RGEU (RINH", Rostov-on-Don, Russia

 

Аннотация. Автором рассматриваются педагогические вызовы, поставленные глобализацией в сфере образования российской молодежи. Автор приходит к выводу о том, что преодолению педагогических вызовов глобализации может способствовать осмысление и реализация путей преодоления рисков, которые они ведут за собой. 

Ключевые слова: глобализация; пути преодоления рисков; молодежь; педагогические вызовы.

Annotation. The pedagogical calls put by globalization in education of the Russian youth are considered by the author. The author comes to a conclusion that overcoming pedagogical calls of globalization can be promoted by judgment and realization of ways of overcoming risks which they lead.

Key words: Abstract. globalization; ways of overcoming risks; youth; pedagogical calls.

 

Глобализация - всеобъемлющий процесс, распространяющийся на все сферы, в том числе, и на  образование молодёжи. Встраивание всех уровней образовательной системы Российской Федерации в сложившиеся в Европе образовательные нормы и стандарты  повлекло за собой ряд вызовов отечественному педагогическому сообществу, имеющих как  позитивные, так негативные  последствия обеспечения качества образования  российской молодёжи. Подстраивание  крепкой, сложившейся, по существу уникальной российской системы образования под унифицированные европейские параметры  повлекло за собой риск её разрушения без создания нового столь же сильного фундамента, на котором она базировалась. В результате педагоги констатируют преемственно накопительное снижение уровня образованности молодёжи, начиная с дошкольной ступени.  В настоящее время ещё не проведён полный системный анализ положительных и отрицательных тенденций в развитии российской системы образования под влиянием глобализации. Однако пришло понимание острой  необходимости его проведения.

         Цель данной публикации – привлечь внимание общественности  к пониманию вызовов и рисков, перед которыми поставлена  российская педагогическая общественность,  обеспечивающая образование молодёжи в век глобализации, учитывая, что образование является основой развития страны.

        Не умаляя положительных моментов глобализации в виде доступа к широкому информационному пространству, объединения возможностей разных стран при решении общечеловеческих проблем, расширения  среды получения образования, возможностей для развития личного интеллектуального потенциала, обеспечения конкурентоспособности, конвертируемости документов об образовании,  следует обратить пристальное внимание и на её отрицательные последствия для образования российской  молодёжи. Наиболее существенным среди них  является  разрушение национальных приоритетов и навязывание интересов, идеологических предпочтений наиболее сильных в экономическом отношении стран, но не всегда имеющих лучшую систему образования [1]. Целью такой унификации является выкачивание этими странами интеллектуальных резервов, заложенных в молодёжной среде. Сложившаяся ситуация ставит перед необходимостью осмысления следующих педагогических вызовов, выраженных:

- искусственным разрывом двух объективно взаимосвязанных и взаимозависимых процессов, обеспечивающих образование молодёжи: воспитания и обучения. Технологизация педагогического процесса выдвинула на первый план процесс обучения, как более подверженный алгоритмизации, что позволило разработать целую серию образовательных технологий. В условиях глобализации есть риск общего нивелирования процесса воспитания (как неподдающегося алгоритмизации), как лишнего, ненужного, а также стирания его уникальных внутриэтнических особенностей, позволяющих молодому человеку гармонично идентифицировать себя с определённой культурой и как следствие растворение в мире  так называемой общечеловеческой культуры, утрата «корней» и космополитизм;

- в трансформации отношений педагог - обучающийся, основанных на межпоколенном разрыве и стереотипе его восприятия по типу «отцы и дети»,   в систему взаимодействия наставник-партнёр, в котором есть место взаимообучению  каждого субъекта и наставник  вполне естественно также может оказаться в позиции обучаемого [2];

-  в преемственном обеспечении освоения молодёжью на разных ступенях образования умения функционировать в команде, социальной компетентности в сочетании с готовностью преодолевать собственную неуверенность, опираясь на собственные силы, общечеловеческие ценности, обращая их одновременно на удовлетворение личных интересов и на  пользу Российскому государству [2];

- в наблюдающихся серьёзных различиях педагогических условий и готовности педагогических кадров к осуществлению образовательной деятельности в крупных мегаполисах и сельских поселениях на фоне снижения общего уровня подготовки педагогов к профессиональной деятельности.

          Обозначенные вызовы влекут за собой следующие риски образования российской молодёжи в век глобализации:

- тотальное разрушение достижений отечественной образовательной системы;

- приоритет обученности перед воспитанностью в мониторинговых процедурах при определении результатов образования;

- невозможность реального обеспечения преемственности образования вследствие низкого качества результата предшествующего уровня по отношению к ожиданиям стартового опыта на последующем уровне и как следствие отсутствие системного представления о мире, низкий уровень кругозора и общей эрудиции молодёжи;

-  падение авторитета педагога вследствие нивелирования его роли в образовании;

-  приоритет  личных выгод молодёжи перед  пользой обществу;

-  отток талантливых педагогических кадров не только в сельских поселениях, но и в крупных мегаполисах из системы образования в другие сферы.

           Обозначенными педагогическими вызовами и рисками не исчерпывается влияние глобализации на образование российской молодёжи. Этот перечень можно продолжать. Осмысление педагогических вызовов и рисков образования российской молодёжи в век глобализации требует поиска и реализации путей их преодоления. Для этого  необходима система последовательных действий, выражающаяся в:

- приведении в соответствие эффективных традиционных способов образования с современными запросами личности и общества;

- анализе достижений отечественной образовательной системы с позиций их потенциальной востребованности в современной практике образования молодёжи как в России, так и за её пределами;

- исследовании практики использования советских наработок в области образования зарубежными коллегами и степени их эффективности;

- обязательном возвращении к  формированию целостной картины мира у выпускников всех уровней образования на основе их преемственности; для этого при дальнейшем  совершенствовании федеральных государственных образовательных стандартов следует  руководствоваться принципом преемственности в содержании их основных разделов;

- обращении к ценностям коллективизма, дружбы, взаимопомощи, эмоциональной отзывчивости как основам командообразования, стимулам самосовершенствования личности, исходящим из ментальной природы россиян;

- возрождении системы непрерывного педагогического образования, наставничества в педагогической среде; для этого нужно исследовать возможности сочетания советской системы подготовки педагога с современными требованиями профессиональных стандартов к его способности и готовности к осуществлению профессиональной деятельности.

- выходе на опережающие образовательную практику темпы актуальных педагогических исследований с привлечением к ним  как молодых, так и опытных  исследователей, способных прогнозировать возможные вызовы и риски.

        Актуальность изменения подходов к образованию молодёжи в век глобализации неоспорима. Время настоятельно требует готовить  молодое поколение к сотрудничеству, сотворчеству, преобразующей деятельности на пользу общества, опираясь на общечеловеческие ценности и личные интересы. Чтобы группа, став средством развития индивидуальности молодого человека, обеспечивала активизацию его деятельности, следует помочь ему освоить вариативные способы взаимодействия в ней. Освоив их, молодой человек обретёт определённую уверенность в своих силах при выстраивании контактов, направленных на решение конкретных проблем. Время  настоятельно требует нового прочтения огромного количества педагогических наработок отечественной теории и практики образования, способных помочь преодолению многих рисков образования молодёжи в век глобализации.

 

Литература:

[1] Мейдус А.А. Образование в эпоху глобализации: диалектика перспектив и рисков // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 2-1.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=20622 (дата обращения: 10.05.2019).

[2] Ореховская Н. А. Современная российская молодёжь и вызовы глобализации// Гуманитарий юга России.- 2018.- том.7, №2. https://cyberleninka.ru/article/n/sovremennaya-rossiyskaya-molodezh-i-vyzovy-globalizatsii (дата обращения: 10.05.2019).

 

УДК 371.133“195”(045)

 

ПРОИЗВОДСТВЕННАЯ ПРАКТИКА КАК КОМПОНЕНТ ГЛОБАЛИЗАЦИИ ОБРАЗОВАНИЯ

 

М.А. Полякова

ОО ВПО «ГИИЯ», Горловка, ДНР

polyakova.mariya.93@mail.ru

 

INTERNSHIP AS A COMPONENT OF EDUCATION GLOBALIZATION

M.A. Polyakova

EO HPE «GIFL»,Gorlovka, DPR

 

Аннотация. Статья посвящена определению места производственной практики в обучении и воспитании советской молодежи, а также обоснованию необходимости использования данной образовательной традиции СССР как компонента глобализации современного образования.

Ключевые слова: глобализация, производственная практика, система образования, школа.

Summary. The article describes the place of internship in education and upbringing of soviet youth. It also explains the necessity to use this USSR tradition as a component of globalization of modern education.

Key words: globalization, internship, education system, school.

 

Глобализация затронула все сферы деятельности современного общества – культурную, экономическую, политическую. Образование, как необходимая часть жизни современного человека, не осталось в стороне от данного процесса, что вызывает интерес к историческому опыту реализации советской образовательной концепции, проводимой в 1950-х гг. Достижения образовательной политики, проводимой советским правительством в период «оттепели», стали базисом для формирования современной системы образования в большинстве постсоветских государств:

- трехступенчатые школы;

- деятельность ученического самоуправления;

- использование разнообразной внеаудиторной работы;

- включение производственной практики в учебный процесс.

В условиях глобализации современного образования необходимо использовать позитивный образовательный опыт, в том числе опыт организации практики, которая была необходимым компонентом советского среднего и высшего образования. В 1955 г. для школ был утвержден учебный план, предусматривающий подготовку учащихся к трудовой деятельности, были введены специальные предметы: ручной труд (1 – 4 класс), практические работы на учебно-опытных участках и в учебных мастерских (5 – 7 класс), практикумы по сельскому хозяйству и машиноведению (8 – 10 класс). В старших классах также предусматривались экскурсии на промышленные предприятия, колхозы и совхозы [1, с. 136].

Отношение правительства СССР к вопросу использования практики, как необходимого компонента советской школы, выражается в законе, принятом Верховным Советом СССР 24 декабря 1958 г. «Об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования СССР». В нем указывалось, что основным признаком организации преподавания должно стать обеспечение связи обучения с жизнью. Т.е. практике отдавалось ведущее значение: «в процессе учебно-воспитательной работы школа призвана знакомить учащихся с разнообразными видами труда…» [2, с. 49]. В соответствии с данным законом предусматривалась профессиональная подготовка старшеклассников на базе учебных мастерских, производственных цехов, предприятий, строек и колхозов путем теоретического и практического производственного обучения [1, с. 147]

Значительное место в системе трудового воспитания и обучения советской молодежи занимала работа по самообслуживанию, школьники и студенты должны были ухаживать за учебными аудиториями и дворами учебных заведений. В программах обучения ВУЗов, в том числе и педагогических, также уделялось существенное внимание практике, как педагогической, так и производственной. В некоторых случаях она могла быть комбинированной. Так в отчете Славянского педагогического института за 1955 – 1956 учебный год указывалось, что в течении года институт наладил связи со Славянским заводом строительных машин, в котором студенты-практиканты не только работали с заводской молодежью, но и оттачивали навыки производственной работы [3, л. 2.]. Во время практики студенты-педагоги привлекались в качестве вожатых и руководителей кружков, именно советской образовательной системе принадлежала данный воспитательный прием. В некоторых случаях полученный практический опыт преобразовывался в новаторскую добровольческую деятельность. В 1962 г. при участии студентов в Славянском педагогическом институте была открыта «Детская студия», в которой школьников обучали рисованию, пению, танцам и т.д. [3, л. 27.].

Многие заслуженные учителя СССР настаивали на усилении требований по присвоению звания учителя: привлечение студентов к работе школы в течении всех лет обучения, а также развития их самостоятельности в период практики. Для получения звания учитель студент должен был предоставить квалификационной комиссии отзывы общественных организаций и районо о качестве своей работы [4, с. 28].

Анализ изложенной информации позволяет прийти к выводу, что использование советского опыта привлечения обучающихся к практической деятельности актуально и продуктивно в условиях создания современной унифицированной системы образования. Т.к. практика превращает теоретические знания в опыт, предоставляющий возможность подготовки высококвалифицированного специалиста.

 

Литература:

1. Паначин Ф.Г. Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР (1941 – 1961). М.: Педагогика, 1988. 272 с.

2. Абакумов А.А. Народное образование в СССР. Общеобразовательная школа. Сборник документов. 1917-1973 гг.М.: Педагогика, 1974. 560 с.

3. Отчет о работе института за 1955 - 1956 учебный год.// Гос. Архив ДНР. Р-3313. Оп. 1. Д. 13.

4. Куманев А. О присвоении звания учителя//  Народное образование. 1959. №4. С. 26-29

 

УДК 159.923

 

ПРЕДПОСЫЛКИ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ДЕФОРМАЦИЙ СТУДЕНТОВ КАК РИСКИ ПРОФЕССИОНАЛИЗАЦИИ БУДУЩИХ СПЕЦИАЛИСТОВ

 

О.Б. Полякова

Российский государственный социальный университет, Москва, Россия

Открытый гуманитарно-экономический университет, Москва, Россия

pob-70@mail.ru

 

Russian State Social University, Moscow, Russia

Open University of Humanities and Economics, Moscow, Russia

 

Аннотация. Выявлены основные предпосылки профессиональных деформаций студентов как рисков профессионализации будущих специалистов: личностное отдаление, редукция профессиональной мотивации, эмоциональное истощение. Акцентировано внимание на необходимости психопрофилактики и психокоррекции предпосылок профессиональных деформаций студентов.

Ключевые слова: деперсонализация, профессиональные деформации, редукция личных достижений, редукция профессиональной мотивации, эмоциональное истощение.

Abstract. The main prerequisites of professional deformations of students as risks of professionalization of future specialists are revealed: personal distance, reduction of professional motivation, emotional exhaustion. The attention is focused on the need for psychological prevention and psychological correction of the prerequisites of students' professional deformations.

Key words: depersonalization, professional deformations, reduction of personal achievements, reduction of professional motivation, emotional exhaustion.

 

Профессиональные деформации (выгорание) специалистов как деструктивные изменения их индивидуально-психологических особенностей, негативно сказывающиеся на производительности труда [1], [2], профессиональных отношениях [3], личности [4] и здоровье [5], а также проецируемые в другие личные [6] и социальные [7] сферы жизнедеятельности, остаются важным объектом научных исследований на протяжении нескольких десятилетий.

Однако предпосылки профессиональных деформаций возможно диагностировать уже на этапе профессиональной подготовки студентов, а, следовательно, организовать психологическую профилактику и психологическую коррекцию таких составляющих профессиональных деформаций (ПД), как деперсонализации (Д), личностного отдаления (ЛО), психоэмоционального истощения (ПИ), редукции личных достижений (РЛД), редукции профессиональной мотивации (РПМ) и эмоционального истощения (ЭИ).

В результате диагностики с помощью опросника на выгорание (ОНВ, авторство CMaslach & SJackson, адаптация Н.Е. Водопьяновой, интерпретация О.Б. Поляковой), модификации опросника на выгорание (МОНВ, авторство CMaslach & SJackson, адаптация преподавателей СПбГУ, интерпретация О.Б. Поляковой), опросника на определение психического выгорания (ОПВ, авторство B.AFarber, адаптация А.А. Рукавишникова, интерпретация О.Б. Поляковой), были отобраны 438 студентов, имеющих предпосылки профессиональных деформаций (табл. 1):

1) высокий уровень личностного отдаления, редукции профессиональной мотивации, эмоционального истощения;

2) выше среднего уровень психоэмоционального истощения, редукции личных достижений;

3) средний уровень деперсонализации.

С целью определения выраженности напряжения (На), резистенции (Р), истощения (И), коммуникативных мотивов (КМ), мотивов избегания (МИ), мотивов престижа (МП), профессиональных мотивов (ПМ), мотивов творческой самореализации (МТС), учебно-познавательных мотивов (УПМ), социальных мотивов (СМ), неопределенного состояния профессиональной идентичности (НСПИ), навязанной профессиональной идентичности (НПИ), моратория (кризиса профессионального выбора, МКПВ), сформированной профессиональной идентичности (СПИ), был составлен дополнительный блок диагностических процедур (опросник на эмоциональное выгорание (ЭВ, авторство В.В. Бойко, общая интерпретация О.Б. Поляковой), опросник диагностики учебной мотивации студентов (ДУМС, авторство А.А. Реана и В.А. Якунина, модификация Н.Ц. Бадмаевой), опросник изучения статусов профессиональной идентичности (ИСПИ, авторство А.Г. Гребцова и А.А. Азбеля), давших возможность подтвердить наличие высокого уровня личностного отдаления, редукции профессиональной мотивации и эмоционального истощения студентов.

У студентов с предпосылками профессиональных деформаций выявлены (табл. 1):

1) высокий уровень истощения (личностной отстраненности (деперсонализации), психосоматических и психовегетативных нарушений, эмоционального дефицита, эмоциональной отстраненности) и напряжения (загнанности в клетку, неудовлетворенности собой, переживания психотравмирующих обстоятельств, тревоги и депрессии);

2) выше среднего уровень коммуникативных мотивов, мотивов избегания и навязанной профессиональной идентичности (отсутствия самостоятельного выбора своего профессионального пути и согласованности содержания профессиональной подготовки и интересов и способностей самого студента, предпосылок к разочарованию);

3) средний уровень моратория, кризиса профессионального выбора (исследования альтернативных вариантов дальнейшего профессионального развития, активного поиска выхода из этого состояния путем осмысления своего будущего), неопределенного состояния профессиональной идентичности (отсутствия мотивации выстроить варианты собственного профессионального развития и сформировать профессиональные цели и планы, отсутствия прочных профессиональных целей и планов), резистенции (неадекватного избирательного эмоционального реагирования, расширения сферы экономии эмоций, редукции профессиональных обязанностей, эмоционально-нравственной дезориентации) и социальных мотивов;

4) ниже среднего уровень мотивов престижа, мотивов творческой самореализации, профессиональных мотивов, сформированной профессиональной идентичности (готовности продолжить профессиональную подготовку, наличия уверенности в правильности профессионального выбора, осознанного выстраивания собственной жизни, сформированности знаний о себе, о профессиональных ценностях и жизненных убеждениях) и учебно-познавательных мотивов.

Результаты корреляционного анализа (табл. 1) показали наличие:

1) высокой связи между: личностным отдалением, мотивами избегания и неопределенным состоянием профессиональной идентичности; редукцией личных достижений, истощением различных видов и неопределенным состоянием профессиональной идентичности; эмоциональным истощением, напряжением и неопределенным состоянием профессиональной идентичности;

2) заметной связи между: личностным отдалением, напряжением, истощением различных видов и навязанной профессиональной идентичностью; профессиональными деформациями вообще и эмоциональным выгоранием, истощением различных видов, мотивами избегания, неопределенным состоянием профессиональной идентичности и навязанной профессиональной идентичностью; редукцией личных достижений и мораторием (кризисом профессионального выбора); редукцией профессиональной мотивации, эмоциональным выгоранием и навязанной профессиональной идентичностью; эмоциональным истощением, истощением различных видов, мотивами избегания и навязанной профессиональной идентичностью.

Таблица 1

Результаты определения предпосылок профессиональных деформаций студентов

как рисков профессионализации будущих специалистов

 

Аббревиатуры диагностик профессиональных деформаций и их составляющих

ОНВ / МОНВ

ОПВ

ЭИ

Д

РЛД

ПД

ПИ

ЛО

РПМ

ПД

САЗ

У

САЗ

У

САЗ

У

САЗ

У

САЗ

У

САЗ

У

САЗ

У

САЗ

У

44,5

В

16,2

С

31,8

ВС

92,5

ВС

41,3

ВС

65,2

В

32,4

В

138,9

В

ЭВ

На

САЗ

93,6

0,731**

0,232

0,332

0,432

0,343

0,724*

0,711*

0,593*

У

В

Р

САЗ

38,2

0,345

0,164

0,158

0,222

0,239

0,108

0,131

0,159

У

С

И

САЗ

103,8

0,593*

0,182

0,251

0,342

0,332

0,645*

0,699**

0,559*

У

В

ЭВ

САЗ

235,6

0,334

0,305

0,251

0,297

0,124

0,139

0,481*

0,248

У

ВС

ДУМС

КМ

САЗ

14,4

0,329

0,106

0,128

0,188

0,196

0,436

0,215

0,282

У

ВС

МИ

САЗ

23,7

0,566*

0,253

0,273

0,364

0,304

0,749**

0,687**

0,580*

У

ВС

МП

САЗ

9,3

0,402

0,178

0,185

0,255

0,339

0,102

0,253

0,231

У

НС

ПМ

САЗ

11,2

0,215

0,241

0,236

0,231

0,164

0,133

0,233

0,177

У

НС

МТС

САЗ

4,3

0,235

0,145

0,125

0,168

0,203

0,418

0,229

0,283

У

НС

УПМ

САЗ

12,8

0,431

0,281

0,086

0,266

0,132

0,279

0,175

0,195

У

НС

СМ

САЗ

15,1

0,155

0,199

0,136

0,163

0,197

0,184

0,214

0,198

У

С

ИСПИ

НСПИ

САЗ

10,8

0,669**

0,208

0,141

0,339

0,348

0,687**

0,706**

0,580*

У

С

НПИ

САЗ

18,6

0,578*

0,448

0,253

0,426

0,379

0,553*

0,584*

0,505*

У

ВС

МКПВ

САЗ

13,1

0,209

0,319

0,453*

0,327

0,362

0,181

0,399

0,314

У

С

СПИ

САЗ

3,5

0,201

0,282

0,186

0,223

0,194

0,161

0,155

0,170

У

НС

Примечание: САЗ – среднее арифметическое значение, У – уровень, Н – низкий, НС – ниже среднего, С – средний, ВС – выше среднего, В – высокий, * – заметная связь, ** – высокая связь.

 

Таким образом, основными предпосылками профессиональных деформаций студентов как рисков профессионализации будущих специалистов являются: истощение различных видов, личностное отдаление, мораторий (кризис профессионального выбора), мотивы избегания, навязанная профессиональная идентичность, напряжение, неопределенное состояние профессиональной идентичности, редукция личных достижений, редукция профессиональной мотивации, эмоциональное выгорание, эмоциональное истощение.

Необходимо введение в учебный план профессиональной подготовки специалистов, прежде всего, социономических профессий, учебной дисциплины «Психогигиена и психопрофилактика профессиональных деформаций личности», включающей в себя следующие темы: «Категория «профессиональные деформации» в психологии», «Эмоциональное и/или физическое истощение», «Деперсонализация», «Редукция личных достижений», «Факторы, влияющие на возникновение профессиональных деформаций», «Типичные последствия профессиональных деформаций», «Специфика профилактики и коррекции профессиональных деформаций».

 

Литература:

[1] Polyakova O.B. Category «professional deformation» in psychology // Procedia: Social and Behavioral Sciences. 2014. Vol. 146, 25 August 2014. P. 279-282.

[2] Polyakova O.B. The structure of professional deformation // Procedia: Social and Behavioral Sciences. 2014. Vol. 146, 25 August 2014. P. 420-425.

[3] Mironova O.I., Polyakova O.B., Ushkov F.I. Psychological health of leaders with professional burnout in compelled contacts // RPTSS 2018. International Conference on Research Paradigms Transformation in Social Sciences. The European Proceedings of Social & Behavioural Sciences EpSBS. P. 801-807.

[4] Jafar Zade D.A., Senkevich L.V., Polyakova O.B., Basimov M.M., Strelkov V.I., Tarasov M.V. Features of Professional Deformations (Burnout) of Medical Workers Depending on Working Conditions // Prensa Medica Argentina. 2019. Т. 105. № 1. С. 1000334.

[5] Polyakova O.B., Petrova E.A., Mironova O.I., Semenov D.V. Specificity of Psychosomatization of Psychologist-leaders with Professional Deformations (Burnout) // Prensa Medica Argentina. 2019. Т. 105. № 1. С. 1000326.

[6] Elshansky S.P., Anufriev A.F., Polyakova O.B., Semenov D.V. Positive personal qualities and depression Editors // Prensa Medica Argentina. 2018. Т. 104. № 6. С. 1000322.

[7] Polyakova O.B., Petrova E.A., Mironova O.I. Features of subjective well-being of leaders with professional deformations (burnout) // RPTSS 2018. International Conference on Research Paradigms Transformation in Social Sciences. The European Proceedings of Social & Behavioural Sciences EpSBS. P. 958-965.

 

УДК 7.012

 

ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ДИЗАЙН КАК АНТИКРИЗИСНЫЙ ИНСТРУМЕНТАРИЙ МЕЖДУНАРОДНОЙ ГАРМОНИЗАЦИИ(НА ПРИМЕРЕ ВЫСТАВОЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ)

 

Решетова М. В.

Московский государственный институт культуры, Москва, Россия

reshetovam@inbox.ru

 

Reshetova M. V. K. lawsuit.,

Moscow state Institute of culture, Moscow, Russia

 

Аннотация: В статье раскрывается  сущность экологического дизайна как инструментария гармонизации выставочного пространства, отвечающего новым потребностям человека, согласованным с новыми реалиями окружающей природы. Выявляются современные проектные задачи, связанные с взаимоотношением человека и окружающей среды. В этой сфере активно привлекается опыт Баухауза и художественных школ эпохи авангарда в сфере профессионального дизайнерского, архитектурного образования и реальной практики.

Ключевые слова: Отечественный дизайн, международные выставки, ВНИИТЭ, художественная школа авангарда, экологический дизайн, концепция экологического воспитания и образования Н.Н. Моисеева

Abstract: The article reveals the essence of ecological design as a tool of harmonization of exhibition space that meets the new needs of man, consistent with the new realities of nature. The necessary design tasks related to the relationship between man and the environment are identified. In this area, the experience of Bauhaus and art schools of the avant-garde era in the field of professional design, architectural education and real practice is actively involved.

Key words: Domestic design, international exhibitions, VNIITE, art school of avant-garde, ecological design, concept of ecological education. N. Moiseeva.

 

Выставка является не только одной из форм презентации достижений дизайна, но и средством коммуникации,  утверждающей тот или иной этап парадигмального формообразования. Широкое распространение и постоянное совершенствование экологических технологий оставило существенный отпечаток на методах и принципах формообразования пространства экспозиций и организации выставок. Экодизайн выводит на новую ступень деятельность дизайнера, которая связанна с  поиском путей взаимодействия человека и окружающей среды, сочетания экологического знания с наиболее рациональными, конструктивными, технологическими, хозяйственными или административными проектными решениями. Важным в этом отношении является Концепция экологического образования Н.Н. Моисеева,  изложенная в записке, подготовленной в 1994 году для Минприроды РФ, Минобразования, Госкомвуза РФ и Международных организаций Зеленого Креста и ЮНЕП. Его мысли и предложения и сегодня созвучны времени и могут быть полезными при решении проблем экологического образования. Ключевой мыслью является то, что «наряду с новой модернизацией человечеству предстоит создать новую культуру как во взаимоотношениях между людьми, так и с природой, субъектом которой является человек. В ее основе должно лежать всеобъемлющее воспитание и образование, которое естественно назвать экологическим. Несмотря на разнообразие цивилизаций, которое будет существовать и впредь, начнет формироваться некоторая общепланетарная система экологических знаний и принципов взаимоотношения с природой, в равной степени необходимых всем обитателям планеты. В самом деле, в современных условиях человечество взаимодействует с биосферой как одно целое, значит, оно обязательно должно обладать некоторыми общими стандартами в своих взаимоотношениях с природой» [1].

Активное участие художника-дизайнера в построении экспозиции сформировалось постепенно. Значительную роль в этом процессе сыграла Сенежская студия под руководством Е.А. Розенблюма, действовавшая в 1950-60-е годы. Уже в этот период активно  шли дискуссии по взаимодействию «научной» и «художественной» составляющих экспозиции, все большее усложнение художественных решений, желание добиться адекватного восприятия посетителем экспозиционных образов вызвали к жизни новый проектный документ – сценарий, который  определяет содержание, концепцию, цель и смысл экспозиции [2].

Современная экспозиционная среда это сложный многофункциональный организм.  Пространство выставки воспринимается не как простое хранилище ценной информации, а в качестве актуального, интерактивного пространства, в котором много доступного и познавательного материала.  Исследователь Щепеткова И.А. подчеркивает, что «современный музей в своей экспозиционной практике всё дальше отходит от «музея-коллекции» и всё больше приближается к «музею-событию» и «музею-со-бытию»[3]. В настоящее время классифицировать виды выставочной деятельности можно основываясь на таких признаках [4], как:

-временно-очерченные, несущие в себе фактор событийности;

 - постоянные (музейные экспозиции).

По семантическому назначению выставочного пространства экспозиции могут быть рассчитаны  на:

1. Публичный показ, ориентированный на определенный круг, с целью оценки результатов деятельности;

2. Выставка «дизайн для дизайнеров».

Выставки  по объему и назначению могут быть всемирными, или международными (экспонентами которых являются некоторые государства), региональными (областными, краевыми, городскими и т. д.) и т.д. Различают  экспозиции по месту действия: открытые или закрытые (клуб, павильон и т.п.); по  форме организации: стационарные  и мобильные (передвижные); по времени действия: постоянно действующие или периодические (с различным интервалом периодизации: «биеннале», «триеннале» — ежегодные, «весенние»); по виду участников  профессиональные и  любительские (работы профессиональных, самодеятельных художников, детей, учащихся, дипломников художественных школ, училищ, институтов и т. д.), по числу участников (коллективные и персональные (индивидуальные) [5].

Выставки могут быть организованы как общего назначения, так и  тематические (живопись, скульптура, графика, плакат, декоративно-прикладное, театрально-декорационное искусство и т.д.). Тематические выставки могут разделяться на экспозиции современного искусства и ретроспективные, итоговые, мемориальные и т.п.

Отдельное место занимают дизайнерские выставки. В них соединяется технический и эстетический компонент. Развитие современной проектной культуры не представляется возможным без учета эстетического потенциала художественного творчества как такового. Соединенность с техническими достижениями указанный потенциал характеризует уровень развития общества.Понимание значимости не только сохранения отечественной проектной культуры, но и ее популяризации является одним из приоритетных направлений социально-экономического развития России. В Указе Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 г. № 597 «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики» поставлена задача обеспечить создание передвижного фонда ведущих российских музеев для экспонирования произведений искусства в музеях и галереях малых и средних городов.

Механизм решения данного вопроса предусмотрен в государственной программе «Развитие культуры и туризма на 2013–2020 годы», утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 27 декабря 2012 г. № 2567-р (далее – Государственная программа), а также в распоряжении Правительства РФ от 17.11.2008 № 1662-р (ред. от 08.08.2009) «О Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года» [6]. В субъектах Российской Федерации наблюдается использование передвижных культурных центров, оснащенных современным оборудованием, Передвижные библиотечные и музейные выставки экспонируются в отдельных заведениях как учебного так и производственного характера. В настоящее время в региональных музеях стали создаваться экспозиции, содержащие информационные системы («электронные экспозиции», цифровой дизайн) [7].

В русле решения указанной проблемы в 2019 году автором была разработана дизайнерская концепция воздухоопорного выставочно-досугового павильона «просторы России», в которой рассматриваются такие позиции как:

- основа эко-культурного развития современного человека;

- интеллектуальный ингредиент общества;

- способ гармонизации отношений и разноправленных интересов многоуровневого городского социума;

- духовно-нравственная и эко-культурная база для осознания собственной личности как составной части всего народа.

Настоящий эксперимент преследует цели раскрытия культурно-философского взгляда современного потребителя на реализацию своих материальных и духовных потребностей в окружающем пространстве. Это сложный, часто многоступенчатый процесс поиска компромиссных решений, необходимых для выработки общего взгляда на определяющие характеристики проекта, в число которых входит:

- разработка целевой структуры интерьерного пространства и оптимальной схемы ее функционирования;

- зонирование интерьерного пространства в соответствии с разработанной структурой;

- определение эргономических критериев интерьера (безопастность, физический и психологический комфорт);

- экономическая оправданность выбранных решений;

- эстетическое соответствие художественного образа интерьера выставочного комплекса запросам потребителя и профессиональным требованиям дизайнера.

В проект надувного выставочно-досугового комплекса "Просторы России" были включены: трансформируемая модульная кабина для переодевания и ширмы-перегородки (автор: Решетова М.В.), мобильный подиум (автор: Лапин А.В.), надувную светящуюся мебель с тапииссерийным покрытием и столы с вращающимися столешницами. Внутри комплекса предусмотрено проведение выставок, организации театрализованных представлений  на основе кукольного театра-трансформера ЛАР  (подана заявка на патент),  
Конструкция основания надувного павильона сборно-разборная и состоит из пантонов-панелей (Решетова М.В., Шумская О.Р. Патент на полезную модель № 158541 "Сборный дом для установке на воде и неустойчивых грунтах"), что обеспечивает легкость в установке и мобильность сборки. К комплексу примыкает канатная дорога с кабинами для лиц ОВЗ. 
В комплексе использованы подъемники и пандусы для создания безбарьерного передвижения лиц ОВЗ. Весь комплекс объединяет фирменный стиль, который включает и упаковку как элемент среды и посуду для ресторана (авторы: Матушкина Ю., Решетова М.В.).  Блюда кладутся друг на друга, что повышает безопасность и эргономичность при складировании и хранении.  Форма блюд рассчитана  для  пользования людей совмещенного контингента. Яркий образ  Нимфеи  -"Водяной лилии" - придает дополнительную колористическую и стилистическую  увязку гарнитура с   интерьером ресторана.

Каждая из воплощенных в проекте характеристик была связана с рядом новаторских возможностей экодизайна и подходов к процессу преодоления интернационального кризиса и поиска решении идентификации культур. При этом сам процесс гармонизации искусственной и естественной среды зависит не только от информационного массива, которым владеет дизайнер, и его профессиональных навыков, но и языка общения, методов коммуникации способных донести до потребителя необходимый объем теоретических и методологических знаний, основанных на культурно-экологическом подходе.

 

Литература:

[1] Моисеев, Н.Н.  Экологическое образование и экологизация образования // Экология и жизнь . – 2010 . - № 8 . – С. 4-6.

[2] Ильина Т.В. История искусств // Русское искусство: Учебное пособие. – М., 1994.- С.87

[3] Щепеткова И.А. Театрализация музейного пространства как форма взаимодействия с посетителями//Диссертации по гуманитарным наукам. 2003

[4] Никишин Н.А. Язык музея как универсальная моделирующая система музейной деятельности. - Музееведение. Проблемы культурной коммуникации в музейной деятельности. – м., 1989. – С.7 – [5] Калиничева М.М., Решетова М.В. Техническая эстетика и дизайн. Энциклопедический словарь. М., Издательство: "Академический проект". 2012.

[6] Распоряжение Правительства РФ. URL: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70191902/ . Дата обращения 29.10.2018

[7] Решетова М.В., Заева-Бурдонская Е.А.  Художественный Мир усадеб Смоленщины. Проектная традиция XVIII-XIX вв. Монография. Москва, 2010.

 

УДК 009

 

ПОИСК НОВЫХ МОДЕЛЕЙ ЖИЗНЕУСТРОЙСТВА В РОССИИ

 

Н.К. Сагайда, А.С. Никулина

Филиал федерального государственного казенного военного образовательного учреждения высшего образования «Военная академия материально-технического обеспечения имени генерала армии А.В. Хрулева» Министерства обороны Российской Федерации в г. Вольске, Россия

sagaida.nikita2015@yandex.ru; NikulinaAS@yandex.ru

 

SEARCHING FOR NEW MODELS OF LIVING ARRANGEMENT IN RUSSIA

 

N.K. Sagaida, A.S. Nikulina

The branch of the federal state military educational institution of higher education “Military Academy of Logistics named after the general A.V. Khrulev" of the Department of Defense of the Russian Federation in Volsk, Russia

 

Аннотация: В статье представлен анализ современного этапа развития России с момента наступления кризиса, который стал поворотным моментом как для государства, так и для общества с новыми аспектами соотношения экономической и неэкономической сфер общества.

Ключевые слова: новая модель жизнеустройства, интегральное общество, экономический кризис, социально-экономическая модель общества, гуманизация государства.

Abstract: The article presents an analysis of the current stage of development of Russia since the onset of the crisis, which became a turning point for both the state and society with new aspects of the relationship between the economic and non-economic spheres of society.

Key words: new model of living arrangement, integral society, economic crisis, socio-economic model of society, humanization of the state.

 

 

В настоящее время все более актуальным является вопрос о перспективах будущего жизнеустройства человека, а обусловлено это тем, что общество не стоит на месте и постоянно прогрессирует, требуя при этом не только определенные научные знания, но и практические умения, технические средства. 

За последние годы развитие экономической мысли открыло новые идеи построения государства, как в практике, так и в теории, а также взаимодействие экономической и неэкономической сфер жизни человека. 

Необходимо сказать, что произошедшие кризисы в экономике и вызвали у общества интерес к созданию новой модели жизнеустройства, которая будет соответствовать по всем сферам жизни человечества и станет совершенной. 

Следует отметить, что страны Европы постепенно выходят из кризиса экономики, при этом общество и государство тесно взаимодействуют между собой для благополучия человека, при всем этом обращаясь к некоторым сферам, которые являются новым, неизведанным направлением. Новая модель общества должна формироваться уже на имеющемся опыте, учитывая специфику и достижения нового общества и обеспечивать стабильность жизни общества. 

Придерживаясь общемировых стандартов, основной экономической целью является построение инновационной экономики. В соответствии с этим создавались технопарки; развивалось венчурное финансирование, другими словами инвестиция, которая предполагает большой риск частного капитала для производства и разработки каких-либо наукоемких продуктов с целью получения большей прибыли; строилась целостная система образования и науки. Чтобы добиться успеха в данной сфере, России необходимо обрести независимость от зарубежных технологий по добычи нефти и газа. Наряду с отсутствием эффективного оборудования остро стоит проблема экологии, что обусловлено возникновением аварий, впоследствии чего разливается нефть, что и приводит не только к загрязнению окружающей среды, но и большим материальным затратам, смерти людей и возникновению заболеваний. Чтобы разрешить этот вопрос необходимо использовать инновации, например, использовать многофазные насосы, которые повысят экономическую эффективность сырья и безопасность экологии, а также будет сохраняться газ, являющийся ценным сырьём для химических предприятий, который в настоящее время сжигается.

Обращаясь к выступлению Президента РФ от 21 апреля 2014 года на заседании Госсовета и Совета по нацпроектам и демографической политике, необходимо сказать, что одной из главных проблем является образование, наука и впоследствии этого подготовка специалистов [1]. 

Необходимо совершенствовать образовательные стандарты в тех областях, деятельность которых является недостаточно эффективной, а именно экономика, социология, юриспруденция, управление. Также следует обратить внимание на то, что финансирования в стране недостаточно. Тенденция о получении высшего образования, а именно диплома все больше и больше набирает обороты, в связи с этим увеличилось количество негосударственных вузов, с которыми необходимо быть предельно осторожными. Нельзя не сказать о коррупции, когда данный фактор лишает возможности вертикальной мобильности для такой категории граждан, как малообеспеченные с целью получения качественного образования.  Государству необходимо преуспевать не только за международными стандартами, но и удовлетворять потребность в «профессионалах своего дела» и образованных гражданах. В новизне нуждается сама структура учебного процесса, роль педагогов в образовании, внедрение инновационных технологий. В связи с постоянными обновлениями и достижениями в науке, необходимо регулярно пополнять преподаваемые знания. Реформация образовательный сферы будет невозможна без пересмотра законодательства, а именно закона «Об образовании» [2].  Необходима самоорганизация обучающихся посредством тех же рефератов, курсовых, научно-исследовательских работ, которые помогут сформировать некое научное мировоззрение у студентов,  будут служить активизатором познания, актуализировать и интегрировать теоретические знания, а одним из ключевых моментов станет формирование самоопределения для будущих специалистов.

Касательно информационной безопасности в России был поднят вопрос о независимом бесперебойном обеспечении Интернетом, ведь есть возможность перенести за границы государства бесконечный поток информации, в том числе и таких сведений, которые ограничены, либо вовсе запрещены. Но следует сказать, что индустрия Интернета не перспективна из-за низкого технического прогресса. Необходимо разработать собственную инфраструктуру, которая будет защитой от внешних угроз, кибертеррористических и хакерских атак.

В качестве примера можно привести выборы Президента в 2012 году, когда в целях выявления нарушения законодательства велось видеонаблюдение и зафиксировано около 1,2 млн. атак. В жизнь можно воплотить идею приравнивания кибератак к вооружённым нападениям, которую вынес на обсуждение министр США (данная норма права не вступила в силу). В России данные вопросы рассматриваются на уровне доктрины информационной безопасности, и ведётся контроль Федеральной службой по техническому и экспортному контролю (ФСТЭК), Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), а также специализированные подразделения ведомств и министерств и межведомственная комиссия при Совете Безопасности. Было бы целесообразно, на мой взгляд, создать единый орган федеральной службы, на который будут возложены полномочия и функции в данной сфере.

Чтобы разработать качественную и эффективную модель жизнеустройства общества необходимо опираться на уже имеющийся богатый экономический и политический опыт страны с синтезированием прошлого социализма и нынешнего рыночного механизма, что должно привести к успешному результату. России необходимо возродить достижения прошлого, поставить цели и задачи для будущего, при этом требуется мыслить стратегически, предоставить не только бесплатное, но и качественное здравоохранение и образование, а также обеспечить полную занятость для общества. Именно такое возрождение, когда, не забываются прошлые достижения и защищаются вновь появившиеся,  поможет обеспечить стабильность в росте государства и уровня жизнедеятельности населения.

Стремление общества все модернизировать выражается в том, что прогресс в современном мире должен следовать не по пути приспособления любого рода достижений к обществу, а по пути приспособленности народа к его достижениям [3]. Имея одинаковую интеллектуально-информационную технику, происходит нивелирование природных различий и понижение уровня интеллектуальности, а также влечет перенасыщенность информации.

 В заключение вышесказанного можно сказать о том, что перед Россией ставится задача найти оптимальное решение в соотношении государственно-плановых и рыночных механизмов, которые функционируют в современной экономике.  Хороший результат может дать тщательная проработка и анализ опыта не только нашей страны, но и других государств. Геополитическое положение России указывает на создание интегрированной модели. После мирового кризиса в большинстве стран присутствовала борьба за выживание в условиях создавшегося нового устройства мира. Решения в политике уже привели к тому, что расплачиваются обычные граждане, испытывая на себе стагнацию социальных затрат государства. Как сказал Министр экономического развития А. Улюкаев, проблема состоит в том, что эти расходы некачественные, то есть непроизводительные. Эксперты обращают внимание на то, что у правительства должны быть следующие направления для развития государства и инвестиций: инфраструктура, капитал человека и здравоохранение. Но необходимо должным образом обеспечить финансированием данные цели. Чем самодостаточнее, целостнее будет выбранная  Россией новая модель социально-экономического жизнеустройства человека, тем больше шансов ее возвышения на мировой арене.

 

Литература:

[1] Заседание Госсовета и Совета по нацпроектам и демографической политике 21 апреля 2014 года. [Электронный ресурс] Режим доступа: https://inance.ru/2014/04/putin-russia/

[2] Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» от 29.12.2012 N 273-ФЗ (последняя редакция). [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_140174/

[3] Александр Зиновьев «Глобальный человейник». [Электронный ресурс] Режим доступа: https://iknigi.net/avtor-aleksandr-zinovev/87741-globalnyy-cheloveynik-aleksandr-zinovev/read/page-7.html

 

Информация об авторах:

Сагайда Никита Константинович – курсант,

Никулина Анна Сергеевна – старший преподаватель кафедры иностранных языков,

Филиал федерального государственного казенного военного образовательного учреждения высшего образования «Военная академия материально-технического обеспечения имени генерала армии А.В. Хрулева» Министерства обороны Российской Федерации в г. Вольске

 

УДК

 

Понятие «СОВЕСТЬ» как феномен В ИСТОРИИ ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ и СОВРЕМЕННОСТЬ

 

М.С. Тарамова

Россия, Грозный, Чеченский государственный университет

madina763@mail.ru

 

Аннотация. Категория «совесть» с древности привлекала внимание мыслителей. Для выявления истоков формирования данного феномена были рассмотрены работы античных философов, представителей средневековой патристики и схоластики, в религиозном контексте. В дальнейшем, вопросы, изучаемые в работах античных мыслителей, нашли свое выражение в рационалистических теориях совести мыслителей Нового времени. В начале ХХ столетия, интерес к категории «совесть» был обусловлен суждениями философско-нравственного характера.

Ключевые слова: совесть, философия, человек, нравственность, общество, справедливость.

 

Феномен совести во все времена занимал умы выдающихся философов. В античности философы рассуждая о совести, различали понятия «добра» и «зла». Существовать, следуя голосу совести – значило совершать благородные, честные поступки, не оспаривая общепризнанные нормы. Первым термин совесть употребил Демокрит. Он определяет этим термином понимание свершенного злодеяния, считая, что каждый человек должен стыдить себя. Следовательно, со- весть изначально понималась как знание, нравственная оценка действий, в первую очередь плохих. Аристотель соизмерял совесть с уважением человека к мнению социума. Добро у Аристотеля неотделимо от совести и совесть у него – это свойство всех добродетельных людей [1, с. 145-150]. Рассуждая о совести, он подчиняет ее разуму. Благодаря разуму человек делает верный выбор, желая добиться счастья, стремясь к воплощению морально-этического идеала.

Человек всегда сам выбирает между добром и злом, но на этот выбор оказывает влияние и нравственное воспитание человека, его привычки. Угрызения совести это стремление к моральному совершенствованию, гарантия того, что ошибка не повторится. Из стоиков, например, Сенека, указал на незапятнанность совести, как на источник счастья и на угрызения совести, как на наказание за злодеяния. Цицерон определял совесть, как чистоту нравственных качеств человека, считая, что умение человека следовать голосу совести – это признание им справедливости.

В эпоху Средневековья понятие совести заслонили образом Создателя, поскольку именно Бог дарует людям возможность услышать голос совести. Аврелий Августин считал, что совесть, как средство самоконтроля, играет важную роль в нравственном совершенствовании человека. В схоластической философии совесть определяется как внутренний закон данный человеку Богом, повелевающий совершать добро. Фома Аквинский утверждал, что важно следовать совести, даже если она ошибается.

В эпоху Просвещения большое внимание уделяется понятию свободы совести, как основы веротерпимости. Акцент ставится на свободе каждой личности выбирать пути исправления и очищения совести.

Новое время, также, выявило рационалистическое направление в философии. Философы-идеалисты, такие как, И. Кант, Г.В.Ф. Гегель Ф. Ницше рассматривали совесть как внутренний, врожденный или данный Богом закон, повелевающий совершать добро и удерживающий его от искушения совершить злодеяние, но отвергали объяснение совести в реальной жизни. Немецкий философ Ф. Ницше соизмерял совесть с чувством вины. Совесть у Ницше осуждающая, она является показателем слабости, привычкой к лицемерию, которая донимает человека даже когда он один. Ницше говорил, что многие нравственные люди при укорах совести испытывают удовлетворение. Рационалистическая концепция И. Канта занимает важное место, он анализирует связь разума и совести, придавая данному явлению совершенно иной смысл. Поскольку совесть не может судить действия, это делает разум, ведь мнения и рассуждения – проявления мышления, а совесть возникает в сфере чувств [2, с. 96].

Философы материалисты, М. Хайдеггер, Б. Спиноза, Л. Фейербах, Д. Локк выступали за научное обоснование совести, как качества приобретенного в процессе жизнедеятельности, не нуждающегося в абстрактных идеях. М. Хайдеггер, как и другие экзистенциалисты, считает, что довод «действовал по совести» – идеален. По его мнению, то, что в обиходе трактуется как «голос совести» – это зов, идущий только от самого человека [3, с. 503]. Б. Спиноза, понимает совесть как раскаяние, возникающее при совершении дурного поступка или же как укоры совести, обусловленные тем, что человек сомневается правильное ли решение он принял. Основным способом счастливого существования Спиноза считает разумность, полагая, что тот, кто правильно использует свой разум, не может быть несчастен. Следовательно, совесть у Спинозы – это нечто производное от разума, она проявляется тогда, когда человек поступает неразумно [4, с. 480].

Совесть, так же, являлась объектом исследований и отечественных ученых. Конец ХХ века можно охарактеризовать как период, в котором превосходит личностно-моральный подход к понятию совести. В этот период также происходит переосмысление эмпирических и теоретических данных, акцентируется внимание на личностно-нравственных аспектах человеческого бытия. Большинство авторов возвращаются к исследованиям отечественных философов конца ХIХ века: В.С. Соловьева, И.А. Ильина, Н.А. Бердяева. Н.А. Бердяев считал, что совесть – это механизм познания духовного откровения, справедливости и добра. Это неотделимая часть человеческой натуры, ее моральная основа [5, с. 383].

В ХХI веке появляются исследования, в которых совесть рассматривается с точки зрения психологии. Публикуются материалы, где авторы рассуждают о сущности совести, о ее месте в моральном развитии личности. А.А. Столяров, определяет совесть, как осознание действия надлежащего, либо запретного, а следствием этого понимания является переживание, как положительное, так и отрицательное. В продолжающемся больше десятилетия, изучение феномена совести с позиций А.А. Ухтомского, данное явление рассматривается как внутренний орган, который имеет разные состояния, различные атрибуты и свойства. По мнению К. Муздыбаева, моральные действия люди совершают, потому что осознали нормы и правила, обязывающие их поступать так не для всеобщего признания, а для оценивания своих поступков [6, с. 240].

Изучение литературных источников позволило нам выявить некоторые периоды в формировании понимания совести отечественными авторами. Историко-философское осмысление совести позволяет определить данный феномен как критерий духовности человека. Как отмечают исследователи [7, с. 86], сущность человека находит выражение в природе его духовности, которая обнаруживается в социальной практике. Духовность есть феномен генуинный культуре, априори характерный ей, ибо ее становление и развитие есть следствие свершения ее духа [8, с. 208].

Подытожив взгляды и мнения различных исследователей, можно сказать, что совесть определяется как сердцевина личности, обладающая совокупной целостностью его духовности и телесности. Совесть регулирует соблюдение нравственных норм, осуществляемых посредством личностных требований морали, либо нравственными требованиями в конкретном социуме.

 

Литература:

Аристотель. Этика. М., 2006

Кант И. Религия в пределах только разума. Кант И. Трактаты и письма. М.: Наука, 1980

Хайдеггер М. Бытие и время / пер. с нем. В.В. Бибихина. – Харьков: Фолио, 2003

Спиноза Б. Краткий трактат о Боге, человеке и его счастье. Этика. М.: Мир книги, 2007

Бердяев Н.А. О назначении человека. – М.: Республика, 1993

Муздыбаев К. Психология ответственности. Л., 1983.

Бетильмерзаева М.М. Эволюция духовности как необходимое условие безопасности общества. – С. 84-92 // Гуманитарное знание и духовная безопасность: сборник материалов III Международной научно-практической конференции. Грозный, 2016.

Бетильмерзаева М.М. Экофилософия духовности. – С. 206-210

// Право и практика. 2017, № 4.

 

УДК 1(101)

 

ДУХ И МАШИНА В ФИЛОСОФИИ Н.А. БЕРДЯЕВА

 

А.В. Усачев

Елецкий государственный университет им. И.А. Бунина, Липецкая область, Елец, Россия

usachyov246@gmail.com

 

Bunin Yelets State University, YelSU, Lipetsk region, Yelets, Russia

 

Аннотация. В статье излагается одна из возможных точек зрения на соотношение свободного духа и технической цивилизации. Решения могут быть самые разнообразные: от полного отрицания до слияния в современном мире этих сущностей. Н. Бердяев предлагает свое видение этого вопроса

Ключевые слова: дух, машина, личность, техника, свобода.

Annotation. The article is devoted to the one viewpoint at the relationship between freedom of spirit and technical civilization. There are many decisions may be in contemporary world. N. Berdyaev proposes own decision of this problem.

Key words:  spirit, machine, person, freedom

 

Важнейшей темой философии Н.А. Бердяева является развитие машинной техники. Он не раз упоминает о ней, находит много сторон являющихся главными. Проблема духа и машины была поставлена Н. Бердяевым в 10-х годах ХХ века, в период Первой мировой войны. Размышление о судьбе цивилизации и соотношении духовных и технических компонентов в ее структуре не были абстрактными, но отвечали актуальным задачам самоопределения в кризисной и трагической ситуации войны. Русский мыслитель решительно отвергает концепцию духовности, вырастающую из факта технической отсталости и из его оправдания. Именно такой стереотип был присущ российскому обществу той поры. Машина и техника, в конечном счете, по его мнению, приводят к парадоксальному результату. А именно, речь идет о том, что, продолжая, компенсируя и даже закабаляя тело, техника, в соответствие с классическим пониманием динамики в рамках психофизического дуализма, высвобождает дух, дает ему развитие. Оно не архаично по форме и содержанию и обладает новыми характеристиками, но тенденция, по мнению Н. Бердяева, очевидна[1].

Философ мучительно переживает стремление времени к новым формам существования, которые, в конечном счете, не дают проникать в самое естество человека религиозные основы бытия. Есть в этой теме и вечные и временные аспекты. Вечные состоят в том, что со времен грехопадения человек – это не райское существо, а общественное. Общество строится на объективировании, т.е. на типизации, тиражировании, на продуцировании универсального, а не уникального. Отношение Бердяева к обществу менялось. Известная книга «Смысл творчества» начинается следующим образом: «Дух человеческий – в плену. Плен этот я называю «миром», мировой данностью, необходимостью. «Мир сей» не есть космос, он есть некосмическое состояние разобщенности и вражды, атомизация и распад живых монад космической иерархии»[2]. Философ с первых строк названной книги предлагает относиться к обществу (здесь: миру) как к существенному элементу космоса, как к носителю необходимости, к ее субстрату. Но разве может жить человек вне общества? Где тот ландшафт, та ниша, где космическое бытие открывается в правильности своих иерархических ступеней? Бердяев дает ответ на этот вопрос. Ответ носит двойственный характер. Первый ответ касается веры человека, пребывание в бездне веры. Не отрицая знание, философию, науку, мыслитель, тем не менее, говорит оп определяющей роли веры: «В вере, в обличении невидимых вещей, в волевом избрании иных миров (курсив мой – У.А.) есть риск и опасность. В дерзновении веры человек как бы бросается в пропасть, рискует или сломать себе голову, но и все приобрести. В акте веры человек всегда стоит на краю бездны. Вера не знает гарантий, и требование гарантий от веры изобличает неспособность проникнуть в тайну веры»[3].

Тема иных миров – это не фантастическая тема. Со времен Гегеля инобытие – это природа и история, т.е. составные части социального бытия. В рамках либеральной идеи и движения социального бытия к гражданскому обществу, исчерпанность бытия человеком в социуме есть главное и доминирующее и в познавательных, и в социальных практиках германской философии. Иные миры Бердяева несколько другие. Он делает спекулятивное движение от гегелевского понимания к  безднам не временно, но вечно непознаваемого. Однако вечность не означает здесь полную ее недоступность человеку. Иные миры открываются людям, но для этого нужны вера, надежда, любовь, творчество.

Второй ответ в этой теме – интеллектуальный парадокс. «Поздний» Бердяев приходит к реалистической оценке роли общества в жизни личности. Характерно то, что нельзя говорить о разрыве преемственности в мышлении философа, меняющего свою тему и понятийно-категориальный аппарат. Он мыслит в тех же категориях, но теперь общество – это не субстрат необходимости, но возможный вариант бытия необходимости. В ранних произведениях мыслитель не может и представить себе победу над необходимостью, над отсутствием свободы. Перед самой Второй мировой войной, сознавая очередной виток кризиса европейского человечества, он ставит в зависимость от личности то общество, которое совершенно неспособно мыслить как коллективный субъект. Поразительно, но общество организованно может только падать – или в безнравственные пропасти, или в хаотические пропасти. Парадокс, приводимый русским философом, справляется блестяще с проблемой и решает ее в рамках интеллектуального действия. Он пишет: «Лишь извне с социологической точки зрения личность представляется подчиненной частью общества, и притом очень малой частью по сравнению с массивностью общества… С экзистенциальной точки зрения общество есть часть личности, ее социальная сторона, как и космос есть часть личности, ее космическая сторона»[4]  (курсив мой – У.А.). В этом утверждении проявляет себя и сущность персонализма Бердяева, и новый взгляд, и научно-философское открытие. Общество обладает некоторой совокупность определений в результате рефлексивно-интеллектуальной работы человека. Других модусов бытия у него нет. И именно в этом измерении оно часть сознающей, обладающей духом личностью.

 

Литература:

[1]  Бердяев Н. А. Дух и машина // Бердяев Н.А. Судьба России. М.: «ЭКСМО-ПРЕСС», 2000. 735с.

[2] Бердяев Н.А. Смысл творчества. М.: АСТ, 2002. С.17

[3] Бердяев Н.А. Философия свободы//Бердяев Н.А. Судьба России. М.: ФОЛИО, 2000. С.68

[4] Бердяев Н.А. О рабстве и свободе человека//Бердяев Н.А. Опыт парадоксальной этики. М.: ФОЛИО, 2003. С.444

 

УДК  378.016

 

ФОРМИРОВАНИЕ ОСНОВ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

В ВЫСШЕМ ОБРАЗОВАНИИ

 

И. Н. Усачева

Елецкий государственный университет им. И.А. Бунина, Липецкая область, Елец, Россия

mali78@list.ru

 

Bunin Yelets State University, YelSU, Lipetsk region, Yelets, Russia

 

 

Аннотация. Важное значение в решении глобальных экологических проблем имеет экологическая подготовка будущего инженера, поскольку от того, чему и как сегодня учат подрастающее поколение, в значительной степени зависит то, как мы будем жить завтра.  Возникает необходимость проводить комплексное обучение в области экологической безопасности будущих инженеров через включение в содержание дисциплин учебного плана экологически ориентированных вопросов, через организацию научно-исследовательской работы студентов в контексте экологического образования, путем введения экологических модулей дисциплин. Ключевые слова: экологическая безопасность, экологическое образование, подготовка инженеров, инновации в обучении, проектная деятельность.

Annotation. The Ecological preparation of engineer has important meaning in the decision of the global ecological problems. Necessity appears to do the complex education of engineers in the sphere of ecological security by inclusive of ecological questions in the school plans.  

Key words:  ecological security, ecological education, preparation of engineers, innovation in education, projecting activity

Развитие современного российского общества характеризуется уси­лением антропогенного воздействия на окружающую среду, что неизбежно влечет за собой возникновение целого ряда экологических проблем, ведущим звеном в решении которых признается подрастающее поколение, нынешние студенты, уровень их подготовки в области экологической безопасности. В качестве одной из основных задач государственной политики России является формирование экологической  безопасности. Это находит свое отражение в Федеральном законе «Об охране окружающей среды» (2002 г.), в Указе Президента Российской Федерации «О некоторых мерах по повышению энергетической и экологической эффективности российской экономики» (2008 г.), в документе «Основы государственной политики в области экологического развития России на период до 2030 года» (2012 г.), в перечне поручений Президента Российской Федерации по итогам заседания Государственного совета по вопросу «Об экологическом развитии Российской Федерации в интересах будущих поколений», состоявшегося 27 декабря 2016 г.

В трудах Н.Н. Моисеева отчетливо прослеживается  мысль о том, что формирование экологической культуры, экологической безопасности личности должно стать непременной частью деятельности всей системы образования. Это возможно при условии, если в содержание образования будут входить ведущие элементы: система знаний о взаимодействии общества и природы; норм и правил отношения к природе; ценностные экологические ориентации; умения и навыки по изучению и охране природы [1]. Н.С. Дежникова высказывает мысль, что «имеющий место характер взаимодействия с окружающей их природной и социальной средой служит ярким доказательством того, что причина экологического кризиса кроется не столько в отсталых технологиях, низкой результативности природоохранной деятельности и несовершенстве законодательства, сколько в кризисе культуры и духовности» [4]. Этого же мнения придерживается и С.Н. Глазачев: «Духовное оскудение человека, отчуждение человека от природы, культуры от природы – привело к созданию системы ценностей общества потребления, основанной на эгоизме и прагматизме. Предстоит расширить взгляд человека на мир, сформировать целостное мировоззрение, принять новую систему ценностей, предстоит сберечь, возродить и развить ценности культуры, способные обеспечить взаимодействие природы и человека» [2].

Возникает необходимость реализации на всех уровнях обучения студентов важнейших задач экологического образования. А именно: показать достижения науки, культуры и человеческого опыта под углом зрения экологического мышления и экологического сознания; обеспечить знание экологических законов и принципов деятельности; развивать эвристические, ориентационные прогнозирующие тенденции; способствовать становлению экологического мышления, ответственности за деятельность в окружающей среде.

Формирование основ экологической безопасности у будущих инженеров  в вузе осуществляется в процессе изучения дисциплин «Экология», «Экология на промышленных объектах», «Рациональное природопользование» «Актуальные проблемы экологии и природопользования» входящих в вариативную часть учебного плана. Эффективной формой работы по формированию основ экологической безопасности является применение и внедрение в образовательный процесс инновационных технологий,  в основе которых лежат активные методы, помогающие формировать творческий, инновационный подход к пониманию профессиональной деятельности, развивать самостоятельность мышления, умение принимать оптимальные в условиях определенной ситуации решения. К  инновационным методам обучения будущего инженера можно отнести: создание проектов, подготовка публичных выступлений, дискуссионное обсуждение профессионально важных проблем, обучение в сотрудничестве, создание проблемных ситуаций, использование электронных учебников, применение новых компьютерных и различных информационных технологий, подготовка профессионально направленных видеофильмов и презентаций и т. д.

В современной психолого-педагогической литературе отмечается, что инновационные методы получают отражение во многих технологиях обучения, направленных на развитие и совершенствование учебно-воспитательного процесса и подготовку специалистов к профессиональной деятельности в различных сферах жизни современного общества. Использование преподавателями инновационных методов в процессе обучения способствует преодолению стереотипов в преподавании различных дисциплин, выработке новых подходов к профессиональным ситуациям, развитию творческих, креативных способностей студентов, обеспечивающих свободную поисковую деятельность, а также предполагает развитие и личностную ориентацию. Инновационный подход к обучению студентов должен быть системным и охватывать все аспекты учебно-воспитательной работы при подготовке будущих инженеров, при этом должны быть пересмотрены теоретические и практические подходы к содержанию образования, разработке новых технологий и методов обучения. Обозначенную проблематику активно изучают отечественные и зарубежные исследователи, такие как В.П. Беспалько, И.Я. Лернер, Дж. Мартин, Л. Свенсон, М.Н. Скаткин, В.А. Сластенин, С.А. Сысоева и др.

Как показывает практика, использование инновационных методов в профессионально ориентированном обучении является необходимым условием для подготовки высококвалифицированных специалистов. Использование разнообразных методов и приемов активного обучения пробуждает у студентов интерес к самой учебно-познавательной деятельности, что позволяет создать атмосферу мотивированного, творческого обучения и одновременно решать целый комплекс учебных, воспитательных, развивающих задач. Поэтому в теории и практике профессионального образования проблема  формирования основ экологической безопасности разнообразными инновационными методами обучения может быть успешно решена высшей школе.  На сегодняшний день является актуальным моделирование экологической подготовки. Новая модель экологической безопасности общества должна ориентироваться на основные направления развития ноосферой цивилизации и учитывать требования общества к системе образования для устойчивого развития.

Очевидно, что современное состояние нашей страны в настоящее время находится далеко от социально-экологической устойчивости. Однако правильное понимание причин создавшейся ситуации, механизмов социально экологической динамики, объективная оценка проблем отдельных регионов помогут найти способы решения современных проблем, и Россия встанет на путь устойчивого развития. Социальные, экономические, политические преобразования, происходящие сегодня в российском обществе выдвигают новые требования к будущим профессионалам, а следовательно, к нынешним студентам, которые будут формировать будущее нашей страны: быть управленцами, инженерами, аграриями, учителями. Современному российскому образованию важно достойно принять вызов времени, требующий глубинного объединения естественных и гуманитарных знаний, для того, чтобы воспитать человека, способного заботится о будущем человечества, оставаясь на твердой почве достоверных знаний объективных законов существования природы и общества.

 

Литература:

[1]. Моисеев, Н.Н. Человек и ноосфера / Н.Н. Моисеев. – М.: Молодая гвардия, 1990.

[2]. Дежникова, Н.С. К концепции развития экологической культуры личности/ Н.С. Дежникова // в сб.: «Экологическое образование в Голландии и России». – М.,1994.

[3]. Глазачев, С.Н. Экологическая культура учителя: исследования и разработки экогуманитарной парадигмы / С.Н. Глазачев. – М.: «Современный писатель», - 1998.

 

УДК 304.3:376.1

 

ФОРМИРОВАНИЕ ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОЙ ВОСПИТАННОСТИ МОЛОДЕЖИ В ПОЛИКУЛЬТУРНОЙ СРЕДЕ  ПОВОЛЖСКОГО РЕГИОНА

 

Т.В.Чернова

МБОУ гимназия № 79, УлГПУ им. И.Н. Ульянова,город Ульяновск, Россия

tatyana_chernova55@mail.ru

 

Аннотация. Тезисы раскрывают авторский подход к  формированию  духовно-нравственной воспитанности молодежи в поликультурной среде Поволжского региона. Обоснована актуальность процесса духовно-нравственного воспитания личности молодежи в условиях поликультурной среды с характерными для России обстоятельствами последних лет.

Ключевые слова: духовно- нравственная воспитанность, поликультурная среда, духовно- нравственное воспитание.

Annotation. The theses reveal the author's approach to the formation of spiritual and moral education of young people in the multicultural environment of the Volga region. The article substantiates the relevance of the process of spiritual and moral education of young people in a multicultural environment with typical Russian circumstances of recent years.

Key words: spiritual and moral education, multicultural environment, spiritual and moral education.

 

Трансформации, переживаемые Россией в первой четверти XXI века, привели не только к важным позитивным переменам, но и оказали негативное влияние на духовность и нравственность, отношение человека к человеку, обществу, государству. Российское общество испытывает дефицит «духовных скреп»: милосердия, сочувствия, сострадания, поддержки и взаимопомощи.

Поликультурное многообразие современного мира, международные, межрегиональные и межнациональные коммуникации, миграционные процессы, динамизм духовно- нравственной жизни общества представляют собой объективный процесс, детерминирующий развитие включенных в него индивидов, происходящий опосредованно, - через совокупность различных социальных систем, одной из которых является поликультурная среда.

Поликультурная среда формируется исторически путем взаимопроникновения и взаимовлияния многообразных национальных и региональных культур, для которых нет ясных критериев, позволяющих личности выделить или предпочесть ту или иную культуру в качестве духовно-нравственного ориентира.

На современном этапе развития общества содержание и структура поликультурной среды настолько усложняются, что без их анализа, изучения механизмов ее функционирования трудно уяснить особенности духовно-нравственного воспитания личности. Поэтому сегодня задача анализа структуры поликультурной среды, ее содержания и механизмов функционирования выходит на первый план [1].

Социальная потребность в укреплении духовно-нравственных основ человеческого бытия в поликультурной среде во всей своей сложности и многоаспектности выступает на современном этапе объектом пристального внимания представителей самых разных наук. Это общая задача в условиях поликультурной среды не может быть осуществлена без анализа специфики личности и источников ее развития и воспитания. Игнорирование проблем духовно-нравственного воспитания личности препятствует успешному проведению  реформ, демократизации всех сфер общественной жизни.

Актуальность проблемы - в процессе духовно-нравственного воспитания личности в условиях поликультурной среды с характерными для России обстоятельствами последних лет: нарушение моральных норм и устоев, пропаганда насилия и жестокости, терроризм, экстремизм, рост сепаратизма и воинствующего национализма, резкое снижение уровня духовности общества, рост коррупции и преступности в стране.

Поликультурная среда как средство саморазвития и нравственного воспитания исследуется в диссертациях Е.Е. Смирновой, Т.П. Осиповой, М.О. Антоновой, О.М.  Ковтунова, Ш.С. Демисеновой, А.Ш. Бутаевой, Р.Н. Шалумовой.

В работах Н.В. Барышникова, Л.Ф. Гайсиной,  Б.Т. Лихачева, П.А. Сорокина исследуется культурологический подход в образовании, где культура рассматривается как основной источник и средство духовной преемственности поколений в единстве и взаимосвязи общечеловеческого и национального, её влиянии на развитие личности с позиций гуманизма и толерантности.

Духовно -  нравственная деградация общества отражается на  тех, кто еще сидит за школьной партой, кому предстоит вступать во взрослую жизнь, - детях и подростках. Вопрос о содержании их воспитания в условиях свободы выбора, плюрализма мнений волнует практиков и теоретиков в области педагогики.

Школьный возраст наиболее восприимчив для эмоционально-ценностного, духовно-нравственного и гражданского воспитания, недостаток которого трудно восполнить в последующие годы. «Перестройка потребностей и побуждений, переоценка ценностей, — утверждал Л.С.  Выготский, — есть основной момент при переходе от возраста к возрасту» [Выготский Л.С.,385].

Человек, его настоящее и будущее – главный смысл, цель развития подрастающего поколения, так как в школьных классах за партами формируется будущее России. Поэтому вопросы духовно-нравственной воспитанности подрастающего поколения являются одной из ключевых проблем, стоящих перед каждым родителем, обществом и государством в целом.

В сегодняшнем мире ребёнок получает огромный поток информации из разных источников и очень сложно, порой, подростку различить, где добро, а где зло,  что является нормой нравственности, воспитанности, а что нет. Эта общая задача в условиях поликультурной среды не может быть осуществлена без анализа специфики личности и источников ее развития в свете кризисных явлений, переживаемых российским обществом сегодня.

В связи с этим одной из актуальных задач основной школы в области формирования духовно-нравственной воспитанности в поликультурной среде школьников становится следующая – как правильно организовать данный процесс?

Чтобы формировать духовно-нравственную воспитанность школьника, безусловно, в первую очередь духовно-нравственным должен быть учитель, он должен быть носителем высокой духовности и нравственности, культуры. По мнению А.К. Марковой, профессиональная компетентность предполагает сформированность в труде учителя педагогической деятельности, педагогического общения и личности. Педагогическая деятельность – это «технология» труда учителя, педагогическое общение – климат и атмосфера труда, а личность – ценностные ориентации, идеалы, внутренние смыслы работы учителя [2].

Пытаясь решить проблему формирования духовно-нравственной воспитанности обучающихся в поликультурной среде, необходимо отметить, что педагогам следует больше внимания уделять вопросам воспитания у детей положительного эмоционального, гуманистического, ценностного отношения к миру, учитывая при этом возрастные особенности учеников, а именно: ценностное отношение ребенка представляет собой синтез эмоций и интеллекта, на основе которого и происходит его общение, взаимодействие с…; ценностные установки и чувства по отношению к …. постепенно становятся регуляторами деятельности и поведения детей; при этом чувственная регуляция является ведущей; индикатором ценностного отношения является деятельность и реальное поведение ребенка.

Педагогам в школьной практике необходимо актуализировать в своей деятельности духовно-нравственный потенциал преподаваемых предметов, формировать условия для становления морально зрелой и духовно сильной личности ученика [3].

Формирование духовно-нравственной воспитанности в поликультурной среде представляет собой педагогически организованный процесс, включающий духовно-нравственную составляющую и направленный на усвоение знаний и представлений о духовно-нравственных ценностях; развитие эмоционально-ценностного отношения и становление грамотного  поведения, ориентированного на духовно-нравственные ценности.

Рассмотрев сущность и содержание духовно-нравственной воспитанности личности, особенности её формирования в школьном возрасте, мы сформулировали определение духовно-нравственной воспитанности обучающихся в поликультурной среде, выделив в данном качестве личности духовную и нравственную составляющие.

Духовно-нравственная воспитанность обучающихся, в поликультурном аспекте, – это интегративное качество личности, включающее знания и представления о духовно-нравственных ценностях;  поведение, ориентированное на духовно-нравственные ценности. 

Воспитательная компонента в деятельности общеобразовательной организации является самостоятельным направлением её жизнедеятельности. Её построение основывается на принципах, реализация которых выражается в развитии интегративных качеств образовательной организации как воспитательной организации: «воспитательная система», «воспитывающая среда», «воспитательный потенциал обучения», «воспитательное пространство» в соответствии с требованиями ФГОС.

Обозначим новые требования ФГОС к духовно – нравственному воспитанию:

- перестройка взглядов учителя на новое (принятие нового);

- целостность направления;

- система мероприятий, тематических модулей, направлений в условиях непрерывного образования и преемственности;

- просветительная работа среди родителей;

- интегративность программ духовно-нравственного воспитания;

- духовно - нравственное воспитание - сквозная линия всего школьного уклада жизни;

- интеграция усилий школы, семьи, учреждений культуры и спорта, общественных объединений;

- развитие и воспитание ребенка не самими проведенными мероприятиями, а испытанными эмоциональными переживаниями ребенка и душевными порывами.

Воспитательная деятельность рассматривается как компонента педагогического процесса в каждой общеобразовательной организации, охватывает все составляющие образовательной системы, направлена на реализацию государственного, общественного и индивидуально-личностного заказа на качественное и доступное образование в современных условиях.                 Требуется комплексный системный подход и программная форма организации духовно-нравственного воспитания обучающихся в условиях поликультурной среды.

              Основной педагогической единицей внеурочной деятельности является социо-культурная практика - организуемое педагогами и воспитанниками событие, участие в котором расширяет их опыт конструктивного, творческого поведения, совместной социально значимой деятельности, способствует развитию общения и взаимоотношений детей друг с другом, со взрослыми, в процессе которых ребенок усваивает представления о другом человеке и о самом себе, о своих возможностях и способностях.

Подобная социально-значимая деятельность основана на следующих принципах:

- учет интересов и возрастных особенностей обучающихся;

- единство воспитательной и оздоровительной работы;

- социально-полезная направленность;

- многоролевой характер деятельности;

- развитие и сохранение традиций;

- творческая инициатива и самостоятельность.

Исходя из вышесказанного, поликультурный аспект формирования духовно-нравственной воспитанности школьников предполагает учёт совокупности всех имеющихся возможностей для интеграции подрастающего поколения в поликультурную среду, актуализации духовно-нравственных ценностей и смыслов в содержании образования в основной школе.

Таким образом, духовно-нравственное воспитание обучающихся есть первостепенной важности задача современного воспитания, государственный заказ для общеобразовательной организации в модернизации России. Воспитание человека, укрепление его интереса к жизни, любви к своей стране, потребности творить и совершенствоваться в многонациональном социуме есть важнейшее условие успешного развития российского государства.

 

Литература:

[1]  Адамова, А.Г. Духовно-нравственное воспитание младших школьников во внеучебной деятельности на основе системного подхода: дисс. ... канд. пед. наук / А.Г. Адамова. – М., 2008.- 174 с.

[2] Маркова, А.К. Психология профессионализма / А.К. Маркова. – М.: Знание, 1996. – 312 с.

[3] Веретенникова, С.В. Духовно-нравственный потенциал биологического образования: книга для учителя / С.В. Веретенникова. – Воронеж, 2010. – 263 с.

 

 УДК 327

ИНФОРМАЦИОННАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ

ГЕОПОЛИТИЧЕСКОГО СОПЕРНИЧЕСТВА В УСЛОВИЯХ КРИЗИСА

ЗАПАДНОЦЕНТРИЧНОГО МИРОПОРЯДКА

А.С. Баканова

МГУ им. Ломоносова, Москва, Россия

stacybakanova@gmail.com

Lomonosov Moscow State University, Moscow, Russia

Аннотация. В статье анализируются причины и особенности ведения западным политическим сообществом информационной войны против России. Предложены рекомендации по выстраиванию российской стратегии в сфере информпротивоборства.

Ключевые слова: информационная война, пропаганда, милитаризация СМИ, геополитика

Annotation. The article analyzes reasons and specific aspects of the current information warfare waged by western political community against Russia. Recommendations on enhancing Russian information strategy are provided.

Abstract. Key words: information warfare, propaganda, media militarization, geopolitics

 

 

В XXI веке информация становится главным стратегическим ресурсом и оружием, которое трансформирует традиционное представление о методах и формах реализации и продвижения интересов государств в глобальной политике. Начинают доминировать технологии по манипулированию сознанием, позволяющие искусственно конструировать контекст, который обеспечивает наиболее выгодные условия для осуществления деятельности и закрепления позиций государства на международной арене.

Главным инициатором и бенефициаром современных информационных войн являются США и их западные союзники, ввиду того что складыванию и повсеместному распространению современного мирового порядка  во многом способствовала западная информационная политика и пропаганда.

К началу нового столетия Запад сконцентрировал в своих руках основные информационные каналы и ресурсы, выстроив систему, позволяющую проектировать западное влияние в глобальном масштабе. В настоящее время обострение информационного противоборства связано с усилением конкуренции за реализацию мирополитических проектов, влияющих на расстановку геополитических сил в мире. В условиях кризиса современного миропорядка информационные войны становятся неотъемлемой частью западных технологий по ослаблению и трансформации режимов и сдерживанию геополитических конкурентов.

Особенности современных информационных войн включают:

  • превращение пропаганды в фактор глобальной политики и её стратегическое значение для внутренней и внешней аудитории;
  • наступательный характер западной «медийной машины», объясняющийся западным доминированием в информационном пространстве;
  • феномен «милитаризации СМИ» (конструирование посредством СМИ в массовом сознании «фиктивного» мира, отвечающего интересам преимущественно западных правительств);
  • синхронизированность действий в рамках информационно-психологических операций, связей с общественностью и публичной дипломатии;
  • цифровые технологии и киберпространство как новое поле для ведения операций по оказанию влияния, убеждения, и в более широком смысле, для манипулирования массовым сознанием, современный инструмент вмешательства в электоральные процесса;
  • информационные войны как составная часть стратегий по смене и \ или трансформации режимов;
  • появление института гражданской и расследовательской журналистики как инструмента информационной войны;

Западная стратегия по противодействию российской информационной деятельности характеризуется тесным взаимодействием между американскими и европейскими структурами, которые оказывают финансовую поддержку научным центрам, свободным журналистам, НПО, а также реализуют образовательные и культурные программ по обмену, ориентированные на страны и группы людей, наиболее подверженных российскому влиянию. Основные институты ведения информационной войны в Европе ориентированы на борьбу с «российской дезинформацией», в рамках которой проводится планомерная работа по распространению антироссийской пропаганды среди населения и осуществляется маргинализация неудобных для западной элиты источников. В странах Евросоюза в преддверии общеевропейских выборов в Европарламент в мае 2019 г., предпринимаются попытки ужесточить контроль за СМИ и Интернет-пространством под предлогом противодействия «подрывному» информвлиянию третьих стран, в первую очередь России.

С учетом прогнозируемого усиления информационного противоборства и превращения информационных угроз в фактор подрыва национальной безопасности РФ предлагается сконцентрировать усилия на создании комплексной системы российской внешней пропаганды, позволяющей в т.ч. проектировать свое видение глобальной политики, и внутриполитической деятельности по поддержке высоких моральных качеств нации, уделяя особое внимание сфере образования, в особенности истории, и воспитанию.

Литература:

  1. Бодрийяр Ж. Дух терроризма. Войны в заливе не было. / Пер. С англ. Качалов А. М., 2016. – 224 с.
  2. Концепция внешней политики Российской Федерации (утв. Президентом Российской Федерации В.В.Путиным 30 ноября 2016 г. ) [Текст] // Офиц. сайт Министерства иностранных дел Российской Федерации. URL: http://www.mid.ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2542248
  3. НАТО в Риге начинает борьбу с российской пропагандой - BBC Русская служба [Электронный ресурс]. URL: http://www.bbc.com/russian/international/2015/08/150821_nato_propaganda_measures_latvia
  4. Тоффлер Э., Тоффлер, Х. Война и антивойна , М.: АСТ, 2005. 416 c.
  5. Boffey, Daniel, “”, The Guardian, December 5, 2018. https://www.theguardian.com/world/2018/dec/05/eu-disinformation-war-russia-fake-news
  6. Fake news: A Roadmap [Electronic resource] // StratCom, 2018. URL: https://www.stratcomcoe.org/fake-news-roadmap
  7. Kissinger H. World order. : Penguin Publishing Group, 2015. p.450.
  8. Stolton Samuel, “EU needs to ‘double efforts’ in the fight against disinformation, Gabriel says”, Euractiv, January 24, 2019. URL: https://www.euractiv.com/section/digital/news/eu-needs-to-double-efforts-in-the-fight-against-disinformation-gabriel-says/ 

   

АФРО-АРАБСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

 

Ю.И. Ильина

аспирантка 3 года обучения факультета Глобальных процессов, Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, Москва, Россия,

+79265447155,  a_khr1@mail.ru

 

AFRO-ARAB RELATIONS IN THE GLOBALIZATION CONDITIONS

 

Аннотация: В эпоху глобализации оказалось, что решить внутриполитический или экономический вопрос отдельно взятой страны или региона не возможно. Это стало очевидно, когда мир столкнулся с таким явлением как эпидемии, экологические и гуманитарные катастрофы, международный терроризм и  нерегулируемая миграция. Они охватывают огромные территории,  выходя далеко за пределы границ отдельно взятой страны или региона, становясь общечеловеческими. Многие их них берут свое начало в Африке. Но как ни парадоксально сегодня решение многих проблем этого региона лежит в выстраивании отношений как внутри своего континента между севером и югом, так и с Ближним Востоком. С другой стороны, арабо-африканские отношения уже длительное время являются довольно нашумевшей в сфере СМИ темой, но, как правило, берется какая-то отдельная проблема, при этом не дается причин, общей картины ее развития и решения. В данной статье автор использует историко-географический подход для выявления основных  факторов, которые препятствуют урегулированию военно-политических и экономических разногласий, выстраиванию взаимовыгодных отношений между Ближним Востоком, севером и югом Африки, а также предлагает некоторые пути их преодоления.

Ключевые слова: внешняя политика, международные отношения,  Африканский континент, Ближний Восток, арабы, африканцы, ислам, христианство, освободительное движение, власть, неоколониализм,  рабство 21 века, гибридная война, нефтедоллар, терроризм, сепаратизм,  религиозные и национальные, идеологические воины,  прокси-воины.

Abstract: At the era of Globalization the internal and external problems of the state cannot be resolved without taking into consideration the geopolitics of whole region. As an example of such global challenges we can mention global Terrorism and unсontrolled Migration which massively affect modern Africa.

For a long time, Arab-African relations have been quite a sensational topic in the media. In this article, the author uses a historical-geographical approach to identify the main factors that hinder the resolution of military-political and economic differences, build mutually beneficial relations between the Middle East, North and South Africa, and also suggests some ways to overcome them.

Keywords: foreign policy, international relations, African continent, Middle East, Arabs, Africans, Islam, Christianity, liberation movement, power, neo-colonialism, slavery of the 21st century, hybrid war, petrodollar, terrorism, separatism, religious and national, ideological warriors, proxy warriors.

 

Предисловие

Вопрос взаимного сотрудничества между чернокожими и афро-арабами на  Африканском континенте всегда является ключевым, когда речь идет о стабилизации ситуации как внутри отдельно взятых стран, так и в отношении развития их регионального, и международного сотрудничества. Чтобы разобраться в причинах этих разногласий традиционно выделяются ряд аспектов: идеолого-политический (вопрос власти), экономико-технологический,  религиозный (ислам, христианство, местные верования), культурно-языковой (арабский, английский, французский, испанский, местные как берберский, хауса,  суахили, лингала, чева, сото, африкаанс и другие),  историко-географический.

Если с первыми четырьмя аспектами мы постоянно сталкиваемся в СМИ, то последний историко-географический рассматривается в основном наукой, при этом дробясь на географические зоны,  страны, отдельные события  и т.д., на малосвязанные подтемы. В действительности же именно этот фактор является ведущим при рассмотрении возникновения существующих в настоящее время конфликтов в Африке.

Если рассматривать историю Африки с точки зрения европоцентризма, то открытие европейцами черного континента, по сути, выглядело как колонизация этих народов опосредованная (работорговля организуемая арабами с дальнейшей перепродажей в Европу и Америку), так и непосредственная высадка европейцев на материк и строительство государств по своему образцу (здесь же активное религиозное, культурно-языковое вмешательство, разрушение существующих связей между племенами и народами). Все вытекающие отсюда проблемы в дальнейшем можно охарактеризовать как разыгрывание интересов европейских стран и потом Америки на этом континенте. Следовательно, все существующие сегодня противоречия между  чернокожими и афро-арабами и проблемы в первую очередь ресурсно-экономического  характера - это  искусственно созданные ситуации инициаторами с других материков.

На основании искусственно  насажденного языка, культуры и религии, мировоззрения в Африке были сформированы так называемые современные национальные государства.  Именно то самое привнесенное из вне различие в жизнь африканцев и сделало их разными, а порой и врагами, постоянно подогревая межэтнические и межгосударственные конфликты. В тоже время именно это же различие порождающее конфликт, формирует идентичность народа отдельно взятой страны.

Странам, заложившим в глубоком прошлом и практически разрушившим народную идентичность африканцев довольно легко управлять всеми военно-политическими и экономическими процессами, которые там происходят.

Все модные термины как «рабство 21 века», «гибридная война», «господство нефтедоллара», «терроризм», «Сепаратизм», «религиозные и национальные, идеологические воины», «прокси-воины» и многое другие – отработанные механизмы управления странами на этом континенте.

Трагедия африканских народов - в невозможности возврата к своим традициям, отсутствие альтернативы своего исторического пути. Но значит ли это, что нет выхода и нет возможности выстроить конструктивный диалог между сложившимися арабским севером и черным югом? На этот счет есть различные постановления ООН, попытки ведения переговоров между конфликтующими сторонами на международном уровне, организация региональных союзов, которые по своим фактическим действиям больше похожи на блоки,  различные  дипломатические, миротворческие, гуманитарные миссии – все это опять же американские и европейские проекты, которые как показал вековой опыт не нацелены на решение конфликтов, а лишь устранение отдельно взятых последствий.

Взгляд африканских и арабских специалистов на существующую проблему также существует. И если большинство народов «неоколониальных» африканских стран были вынуждены получать образование в Европе и Америке и, следовательно, до момента урегулирования вопроса уравнивания прав белых и чернокожих в Европе и Америке, полностью пропагандировали научную точку зрения последних стран. То в настоящее время, на Ближнем Востоке и  в Африке, когда  существует не малое количество своих университетов, пусть даже и не без финансовой поддержки  сторонних государств,  тем не менее стало появляться  свое видение относительно разрешения конфликтов, что находит бо´льшую популярность у местного населения, чем помпезное прибытие международных миротворческих и гуманитарных миссий.  

Стоит здесь же и отметить ряд проблем подобного рода мыслей, дело в том, что они пока существую на уровне  научно-политическом, в виде  обсуждений на заседаниях, круглых столах,  семинарах и выработка принципов сотрудничества, в основном на теоретическом уровне, и второе, –пожалуй не маловажное, чтобы перевести это в плоскость разработки определенных прикладных программ, нужны статистические данные, специалисты, которые умеют с ними работать. Однако пока сбор и обработка  актуальной информации очень сложна в силу военно-политической обстановки и нехватки средств на науку.   Местные частные инвесторы, не желая рисковать,  не делают ставок на  «непросчитанный» проект, не делают вложения и не идут на те или иные социально-политические и экономические проекты.

Приведем некоторые теории из возможно альтернативных видений конфликта арабского севера и черного юга.

 

Краткая история афро-арабских отношений

В своем географическом понимании Африка занимает обширный и богатый как климатическими зонами, ландшафтом, так и природными богатствами материк. В геополитическом ракурсе важно, что именно он имеет очень продолжительную прибрежную часть, омываясь судоходными океанами, но в тоже время имеет и перешеек соединяющий  ее с древними цивилизациями Ближнего Востока.  Эта обширная территория была интегрирована в централизованную политическую систему лишь на короткий период между 750 и 950 годами во времена Омейядов и первых Аббасидов, а затем поверхностно в результате османского завоевания. Языковая и социальная однородность была в зачаточном состоянии, и регион был разделен на три зоны: (а) Восток (Аль-Машрак), охватывающий страны Аравийского полуострова и современной Сирии, Ливана, Иордании и Ирака; (б) земли Нила, состоящие из Египта и Судана; и в) Запад (Аль-Магриб), в состав которого входят Ливийская Арабская Джамахирия, Тунис, Алжир, Марокко и Мавритания. Таким образом, семь стран Нила и Магриба географически расположены в Африке, обеспечивая тем самым ощутимую связь и основу для сотрудничества между Африкой и арабским миром [4].   

Традиционно принято считать, что страны Черной Африки включают все страны континента, за исключением Южной Африки и Намибии по политическим причинам. С другой стороны в свое время присоединившаяся Сомали к ЛАГ, не является ни по языку ни по религиозному или этно-культурному признаку арабской страной и входит в число стран Черной Африки. Даже больше, чем арабский мир, страны Черной Африки раздроблены по этническому, языковому, культурному и политическому признакам, а история и характер их связей с арабским миром различны. С учетом этих различий как в арабском, так и в черно-африканском регионах обобщать афро-арабские отношения чрезвычайно опасно.  

Связи между африканцами и арабами уходят далеко в историю. Уже в пятом и шестом веках Аравия и Эфиопия имели очень тесные связи. Пророк Мухаммед обычно советовал своим наиболее заслуживающим доверия последователям, которых он хотел защитить, укрываться в Эфиопии, чтобы избежать преследования язычников  Мекки. Одним из первых и наиболее ярких примеров среди новообращенных в ислам был эфиоп по имени Билал, которого пророк сделал муэдзином [4].   

В целом контакты между арабами и африканцами предшествовали появлению западного колониального правления на несколько веков. Арабское присутствие простиралось на большие расстояния, от Сенегала через саванну до Красного моря и вдоль восточного побережья от Эфиопии до Танзании. Если распространение было довольно протянутым, то его ширина была узкой, и обширные области внутренних и прибрежных областей Западной и Центральной Африки оставались нетронутыми. Цель распространения мусульманской религии, безусловно, была одним из факторов, но были и другие не менее веские.

Причины столь пристального внимания арабов к Африке уже в то время  лежит в ее географии и социальных формациях арабского мира. Арабский мир расположен между сельскохозяйственными цивилизациями Европы, муссонной Азией и черной Африкой. В арабском мире только Египет имел крестьянскую цивилизацию. Остальная часть арабского мира в основном состояла ​​из кочевников, хорошо организованных для ведения торговли в больших масштабах и на большие расстояния.  Таким образом,  арабский мир, (отличный от Египта) всегда выполнял коммерческую функцию, то есть роль единственного посредника между сельскохозяйственными общинами, которые не имели прямого представления друг о друге [1].

Во многом благодаря поиску прибыли за счет торговли арабы пересекали Средиземное море и Сахару. Основным товаром в этой торговле было золото, которое в основном поступало из регионов верхнего Сенегала и Ашанти, основных поставщиков в Римскую империю, средневековую Европу, древний Восток и арабский мир до открытия Америки. Другими предметами экспорта были слоновая кость, некоторые продукты питания и рабы. Взамен Черная Африка импортировала наркотики, парфюмерию, финики, соль, ткани, лошадей, медь, железные слитки и оружие [4].   

В этом торговом обмене следует отметить ряд особенностей. Во-первых, это была торговля между примерно равными партнерами на более или менее одинаковом уровне технологического развития и без насильственного навязывания неравного разделения труда. Таким образом, это было выгодно не только арабам, но и африканцам. «На практике транс-сахарская торговля была таким же большим достижением, как и пересечение океана. Гораздо больше, чем местная торговля, это стимулировало развитие знаменитых городов региона, таких как Уалата, Томбукту, Гао и Дженне; и это же принесло исламскую культуру, арабское письмо и распространение устной арабской речи. Междугородняя торговля централизовала и укрепила государственную власть» [9]. И, во-вторых, несмотря на то, что торговля рабами была губительной для чернокожих африканских обществ, она была очень мала по сравнению с торговлей рабами в Атлантике. На самом деле, среди западноафриканских империй только в Канем-Борну экспорт рабов играл важную роль, потому что государство не контролировало поставки золота. И все же это остается больным вопросом в афро-арабских отношениях, особенно в Восточной ее части [4].

События шестнадцатого века нанесли серьезный удар по афро-арабским отношениям, в частности война султана Марракеша против империи Гао в результате привела к  усилению роли рабов в торговле через Сахару. Более важным был сдвиг европейского торгового капитализма из Средиземноморья в Атлантику. Этот сдвиг привел к гибели не только итальянских городов, но и арабского мира и африканских государств в саванне. Торговля между Европой и западным побережьем Африки, начавшаяся в середине XV века, быстро расширялась, и произошел соответствующий сдвиг  центра торгово-транспортной активности от саванны к прибрежным районам. К середине XVIII века начался первый этап интеграции Африки в мировую экономику с центром в Европе [12]. Подобным образом арабский мир интегрировался в мировую экономику, сначала поверхностно в результате османского завоевания, а затем более решительно путем французских завоеваний Магриба и с Первой мировой войной [4].   

С этой интеграцией обеих областей в мировую капиталистическую систему двусторонние связи между ними резко сократились, хотя отнюдь не прекратились, особенно на уровнях религиозного и социального общения. Восстановление отношений приходится на период деколонизации конец 1950- начало 1960 годов. Однако приход европейских торговцев и введение европейского колониального правления фактически остановили эту деятельность, либо сделали ее подконтрольной себе. Сегодня осталась лишь горькая память от этих культурных контактов, особенно к югу от Сахары [4].     

Мазруй  (1975) сформулировал отношения африканцев с арабами того времени как «ассимитричные», то есть Ближний Восток был источником товаров, технологий и идей, но в тоже время завоевателем (здесь имеется ввиду распространение Ислама и работорговля африканцами), и освободителем,  и компаньоном. Так, процесс распространения ислама в Западной Африке и в долине Нила вплоть до Эфиопии не проходил без местного сопротивления. С другой стороны европейские колонизаторы объединили арабов и африканцев в ненависти и освободительной борьбе с чужаками. Но после Второй мировой  войны произошло не просто определение границ африканских государств, а главным образом «кристаллизация» тех проблем, тех способов их разрешения, тех правил и моделей взаимоотношений, которые мы имеем на настоящий момент [6].

Бывший председатель Африканского союза Нкозана Дламини-Зума на 66 Всемирной ассамблеи по здравоохранению  [14] призывала  к развитию своей научной базы, а также отдать приоритет региональному сотрудничеству. В контексте повестки дня 2063 года она же объявила: «Афро-арабское сотрудничество и двустороннее сотрудничество между Кувейтом и африканскими государствами-членами сосредоточены на таких областях, как научные исследования, продовольственная безопасность, торговля и инвестиции, развитие инфраструктуры и повышение роли женщин в развитии ». Так же ее советы «не срезать острые углы» подтвердил С. Лавров предостерегая «те силы, что еще не подключились к «Схиратской договоренности» по ливийской проблеме 2016 года «рискуют попасть под санкции любителей поспешно наводить порядок в чужой стране» [15].

В 70-е годы Африка к югу от Сахары вступила в период относительного экономического роста, но уже в 80-е снова стал наблюдаться спад. Африка отстает от всех остальных регионов и является единственным материком, где объем производства продовольствия на душу населения снижается. В течение последнего десятилетия в большинстве стран региона наблюдался небольшой или нулевой рост капитала. В некоторых случаях усилия в области развития терпят неудачу; зависимость от иностранной помощи возрастает: отрасли работают с крайне низкой пропускной способностью, и, прежде всего, экспорт сокращается, в то время как базовая медицинская помощь, сельскохозяйственный сектор, дороги, транспорт и другая инфраструктура ухудшаются. Кроме того, отсутствуют базовые технологии и подготовленные кадры, которые потребуются для быстрой диверсификации экспорта. Что еще хуже, учреждения, занимающиеся этими вопросами, являются неэффективными и дорогостоящими. Таким образом, экономические проблемы стран Африки к югу от Сахары являются хроническими, сложными и долгосрочными [11].

Но в то время как страны Африки к югу от Сахары переживают острый экономический кризис, многие из арабских стран (Алжир, Ирак, Ливия, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты) обладают огромными запасами нефти, и их добыча намного превосходит добычу других  стан ОПЕК. После «квантовых скачков» цен на нефть, члены организации арабских стран-производителей и экспортеров нефти (ОАПЕК) накопили миллиарды долларов, что превышает способность их усвоения (Саудовская Аравия, Кувейт, и Объединенные Арабские Эмираты).  В тоже время  инфраструктура стран ОАПЕК крайне неадекватна, а учитывая их малочисленное население и размер (особенно в Саудовской Аравии и Омане), развивать свою научную базу очень дорого. Кроме того, климат настолько суровый, что это «сильно сказывается на скорости износа машин и конструкций». И само предложение навыков крайне ограничено. Этим странам также не хватает необходимых сельскохозяйственных ресурсов, и поэтому они сильно зависят от импорта продовольствия, а также технологий из стран ОЭСР. Некоторые, в частности, Саудовская Аравия, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты и Катар, испытывают недостаток практически в любых природных ресурсах, включая самую важную из всех, пресную воду [11].

Лишь доходы от нефти обеспечили арабам покупательную способность. Они инвестировали миллиарды долларов в западные страны, в основном в Соединенное Королевство и Соединенные Штаты. Арабы также оказали финансовую помощь многим не нефтяным развивающимся странам и внесли большой вклад в многосторонние политико-экономические мировые механизмы (например, МВФ и Всемирный банк) [11].

Нынешняя ситуация в Африке обусловлена технологической отсталостью, унаследованной от колониальной эпохи, во многом сохранившейся и ставшей уже хронической зависимостью от стран-колонизаторов, но и своей непродуманной государственной политикой, вызывающей нестабильность, кроме этого мы едва ли можем упускать из виду растущие счета за нефть в странах Африки к югу от Сахары в последние 50 лет.  Повышение цен на нефть в 70-х, а затем в 80-х годах заставило правительства африканских стран управлять своей экономикой: либо уменьшать потребление энергоресурсов, либо стимулировать внутренний рост производств. Но ни один проект на тот момент в силу различных обстоятельств не окупился. В некоторых странах нехватка нефти привела к ухудшению транспортных перевозок, а также сообщению между городами, портами и сельскими районами. Это, в свою очередь, сократило транспортировку сельхозпродукции с полей в порты для экспорта. Следовательно, в то время как арабы выиграли от повышения цен на нефть в 1970-х годах, экономика Африки отчасти пострадала в результате роста цен на нефть [11].

Сегодня все еще не достаточно исследован вопрос как могут сотрудничать арабские страны - держатели нефти и нефтедолларов, но в тоже время испытывающие потребность в рабочей силе, продуктах питания и пресной воде, со странами Черной Африки, держателями последних ресурсов и минералов, но испытывающих необходимость в том, что есть у арабских стран? Экономический кризис, который испытывают и первые, и вторые проистекает от того, что они все еще очень сильно связаны с американским и европейским рынком, и  не стремятся взаимодействовать друг с другом, либо это все равно опосредованно из вне теми же транснациональными компаниями и международными организациями. Либо все же вопрос распространения ислама (петро-джихад) для арабских стран в Черную Африку будет приоритетным? [11] Каковы неэкономические факторы, которые препятствуют обеим сторонам, желающим все же изучить собственно друг друга, так и возможности друг друга для сотрудничества сегодня?

ОПЕК устанавливает цены на нефть, не учитывая множественные факторы покупательской возможности в особенности развивающихся  стран-импортеров.  Арабские члены ОПЕК осуществили скромные финансовые вложения в отдельные страны Африки к югу от Сахары, используя специально созданные финансовые учреждения (банки и фонды), некоторые из которых участвовали в совместном финансировании африканских проектов развития с такими многосторонними учреждениями, как Всемирный банк и ПРООН. Африканские активы составляют незначительную часть арабского портфеля. Большая часть арабских денег пошла в более бедные арабские государства или африканские члены арабской лиги (Судан, Сомали и Мавритания).  Однако торговля между странами Африки к югу от Сахары и арабским Ближним Востоком все еще очень низка. В настоящее время практически отсутствуют модели торговли, общие транспортные системы, перемещения рабочей силы или связи через рынки капитала, что предполагает существенную материальную основу для экономического сотрудничества. В целом Африка мало экспортирует в арабский мир, и, хотя африканские страны к югу от Сахары зависят от арабской нефти, это не имеет большого значения для арабских производителей нефти. Даже когда возникла потребность в  трудовой миграции в арабские страны, богатые нефтью, Африка к югу от Сахары не была важным источником по сравнению, например, с Индийским субконтинентом [11].

Учитывая не только экономический, но и военно-политический кризис, охвативший в последнее десятилетние страны Африки и арабского Ближнего Востока, вынуждает обе стороны заняться в ближайшем будущем расширением экономического сотрудничества в своем регионе. При том, что руководство нефтедобывающих арабских стран ОПЕК, наконец-то осознало реальное падение цен на нефть, что будет только усугубляться в будущем, и поэтому вынуждено искать альтернативы. Саморазвитие, основанное на региональной кооперации, выглядит, пожалуй, самым реальным выходом из сложившейся ситуации для обеих сторон. При чем, оно видится в основном экономическим и  ни в коей степени как  «исламизация», что связано опять-таки с последними террористическими акциями крайних исламистов в Черной Африке.

 

Особенности афро-арабских отношений сегодня

Существует два видения появления национальных государств в Африке и на Востоке, с одной стороны: Ито Хиробуми, первого премьер-министра и председателя тайного совета, который создал конституцию Японской империи в 1889 году: «Впервые на Востоке народ получил конституцию, сопоставимую с Западом, которому в своей долгой истории конституционной политики помогло христианство …… буддизм… синтоизм… поскольку религия не сильна стать центром союза страны. Таким образом, в нашей стране единственным институтом, который может стать краеугольным камнем нашей конституции, является императорский дом » [13].

С другой стороны, не стоит забывать, что религиозный фактор, а именно ислам, в странах Ближнего Востока всегда служил объединяющим фактором для народов и таким образом цивилизационно формирующим. Эта деталь очень важна при рассмотрении афро-арабских взаимоотношений, поскольку религия в арабском мире во многом в той или иной степени все равно будет определять политический, экономический, интеллектуальный и социальный ландшафт этого народа и его устремления в целом. Не смотря на возросшую толерантность в арабском мире к народам иных верований, тем не менее все же с исламской точки зрения такие отношения рассматриваются как с язычниками или «людьми Писания» и на этот счет существуют вполне реальные положения Шариата. Причем, многие арабские страны, не смотря на